Страж. Безумное искусство

Размер шрифта: - +

Глава 20.

- Джинал, дорогая, я ведь не просто так просила вас приехать. У меня есть важное дело, которое требует детального рассмотрения и внимания. А время уже позднее, вы обе, судя по внешнему виду, явились вовсе не из дома. Мне бы не хотелось, чтобы жажда или чувство голода отвлекало нас всех. Поэтому не стоит отказываться.

В это время отворилась дверь и на пороге появилась Лаура. Перед собой ведьмочка толкала сервировочный столик. Судя по всему, наше согласие на позднее чаепитие вовсе и не требовалось - все было решено заранее.

Несколько минут, пока Лаура сервировала стол, разливала чай по чашкам и выставляла вазочки с различными лакомствами, все молчали. Марсия усиленно помогала своей... ммм... ученице? А мы с тетей просто перемигивались. Меня не покидало чувство какой-то настороженности. Откуда оно взялось и что именно обозначало, понять я не могла, но подсознательно ожидала гадости. И дело не в том, что сама Марсия не внушала мне доверия, вовсе нет, наоборот даже, главная ведьма выглядела очень доброжелательно, но моя интуиция подготавливала меня к тому, что скоро будет весело.

Когда же, наконец, с сервировкой было покончено, и Лаура удалилась, Марсия опустилась в кресло напротив дивана, на котором устроились мы с тетей, и внимательно посмотрела на меня.

- Я знаю, что ты хотела поговорить со мной, - начала ведьма, - но пригласила тебя сейчас по другому вопросу. И с твоего позволения, я начну первой, - дождавшись моего кивка, продолжила. - В этом городе происходит что-то странное, ужасное по своей сути. Мы потеряли уже двух сестер и мне очень не хочется, чтобы необратимое произошло еще с кем-нибудь. Простите мою прямоту, но я просто боюсь. Да, было время, когда нас уничтожали, как бешеных тварей, сжигали на кострах, топили, издевались. Но в последние годы все немного устаканилось. Совет перестал отдавать распоряжения относительно охоты на ведьм. Нас, конечно же, не полюбили и не признали за ровню, - Марсия скривила губы в презрительно гримасе, - но травить и уничтожать перестали. До недавнего времени.

Она замолчала, видимо пытаясь справиться с эмоциями, а я... я смотрела на эту уже не молоденькую, но все еще красивую женщину и чувствовала, что мне становится дурно. От мыслей и догадки, которые посетили после пламенного монолога Марсии.

Никто из нас даже предположить не мог, что объяснение настолько очевидно. Никто даже не задумался об этом и ладно еще Ройс или тот же Антон – они априори подвержены влиянию совета, пусть и не одобряют действия властей. Но Алекс или Ларкин, да даже я сама! Я должна была предположить, что отгадка находится на самом виду. Мы пытались искать ответы, цеплялись за любую мелочь, а не увидели очевидного. И сейчас мне было стыдно, и плохо от осознания своей ошибки, от собственной недальновидности и недогадливости.

- Простите,- я была настолько поражена своей догадкой, что не обратила внимания на то, что прерываю Марсию,- Луиза Ирадо была... ведьмой?

- Да,- несколько удивленно кивнула Марсия. - И она, и Синтия Мэйр. И теперь я просто теряюсь в догадках. Уже несколько столетий, как показательной охоты на ведьм не устраивали. Мы смогли вздохнуть спокойно, снова воссоздали свой ковен. И тут… - главная ведьма всхлипнула, словно по волшебству в руке у нее возник платок, и она промокнула им глаза.

- Вторую девушку звали Синтия Мэйр? – я подскочила с дивана и принялась мерить комнату шагами – мне так думалось лучше. – И кто-то целенаправленно убивает именно ведьм?

- А как еще это можно объяснить? – воскликнула Марсия, которая, не отрываясь, следила за моими лихорадочными перемещениями. – Этот зверь, который выпотрошил моих сестер – он один из приспешников совета! Я в этом уверена. И я подозреваю, что теперь, когда все эти маги не могут договориться друг с другом, снова во всем обвинят нас. У них всегда во всем виноваты ведьмы!

- Простите, - я перебила гневный монолог Марсии, совершенно не обращая внимания на ее недовольство. Сейчас мне было намного важнее разобраться с убийствами, чем выслушивать стенания и негодования о вечной борьбе и ненависти. – А когда умирает ведьма, ее душа… она… медиум может связаться… или как там все это называется, я не знаю.

 - Милая, - меня передернуло от такого обращения – терпеть не могу подобные «милые» словечки, но Марсия не обратила на мою гримасу никакого внимания, - когда рождается ведьма, сама природа отдает ей частичку себя. Люди называют это душой, сверхъестественное население - своей силой, хотя это и не так, но не будем сейчас вдаваться в такие подробности. Так вот, эта частица – она наш светоч. Именно из-за этого дара, ведьма является проводником сил земли. А в остальном, мы ничем не отличаемся от обычных людей. Совершенно. Нам не подвластны силы и законы магии, мы не можем менять свой облик или воздействовать на окружающих иначе, чем силой самой природы. Я надеюсь, это понятно? – и, дождавшись моего кивка, главная ведьма продолжила. – Когда ведьма умирает, то ее душа растворяется в окружающем пространстве, таким образом, возвращаясь туда, откуда пришла. Природа всегда забирает свое, как бы кто не стремился этого избежать.

- Все это замечательно, - упрямо продолжала гнуть свою линию я, - но вы так и не ответили мне о том, может ли медиум общаться с духом умершей ведьмы.

- Да почему нет?! – всплеснув руками, вскликнула Марсия. – Я же говорю, что кроме наличия дара земли, мы ничем не отличаемся от обычных человеческих женщин и над нами властны те же законы мироздания.

- Тогда, как вы можете объяснить тот факт, что наш медиум не смог отыскать в потустороннем мире души Луизы и этой второй девушки, Синтии? В каких случаях такое возможно?

Я задала свой вопрос и внимательно уставилась на Марсию, отмечая, как та стремительно бледнеет. Теперь она уже не выглядела ровесницей тети Джинал, даже близко. Мне показалось, что главная ведьма столичного ковена постарела прямо на глазах.



Наташа Загорская

Отредактировано: 10.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться