Страж. Безумное искусство

Размер шрифта: - +

Глава 22.

Утро для меня началось неожиданно. Вот вроде бы только что глаза закрыла и уснула, а уже подъем и пора на работу. Причем о том, что мне пора вставать узнала я, как ни странно, от тети Джинал, которая влетела ко мне в комнату и криком:

- Лиза, вставай! Мы проспали! -  и не успела я открыть глаза и что-нибудь сообразить, как она уже исчезла, а из коридора доносились ее причитания и топанье ног по лестнице.

Вставать не хотелось совершенно, мной овладела какая-то ленивая апатия, было лишь одно желание – натянуть одеяло на голову и проспать еще. Как минимум часа два или три. Но потом как-то сами собой пришли воспоминания о вчерашнем вечере и сонливость как рукой сняло. Я резко села на кровати и уставилась на вторую половину кровати – Алекса не было. То есть вообще не было, видимо он ушел как только я заснула. Почему? Не хотел встречаться утром с Джинал или еще по какой-то причине? Но долго раздумывать над странным поведением доктора Варанта  у меня не получилось – сработал сигнал на телефоне. Сообщение от Алекса: «Доброе утро. Не стал тебя будить, встретимся в участке». Я улыбалась, читая коротенько послание ровно до тех пор, пока не увидела, сколько сейчас времени.

- Твою ж…!

С кровати я слетела моментально и уже две спустя  минуту принимала душ, затем со скоростью света чистила зубы, буквально впрыгнула в первые, подвернувшиеся под руку брюки и рубашку. Через пятнадцать минут после подъема, я уже спускалась по лестнице. Времени на завтрак и кофе у меня не оставалось.

- Тетя Джинал, я уже ушла! – крикнула с порога и, не дожидаясь, пока моя единственная родственница ответит, выскочила на улицу.

День был замечательный, легкая прохлада, которой  так не хватало этим летом, радовала безмерно и поднимала настроение, солнце, лишь слегка пригревало, а не пекло как в последние дни, настроение у меня было просто превосходное, даже петь немного хотелось. Памятуя о полном отсутствии у меня вокальных данных,  с этим решила немного повременить. Хотя бы до тех пор, как окажусь в полнейшем одиночестве и своими жалкими потугами не доведу никого до сердечного приступа. Свою машину я нашла там же, где ей было положено – ничего не мешало мне вовремя успеть на работу.

В участок я зашла с главного входа, и стала свидетельницей просто невероятной картины. Страж-дежурный, весь багровый от натуги, едва не пыхтя, как паровоз, пытался что-то объяснить посетительнице. Девушка стояла ко мне спиной, так что единственное, что я смогла разглядеть – это миниатюрная фигурка, невысокий рост, темные волосы. Одета эта дама была в офигительно короткое ярко-красное платье, которое обтягивало ее, словно вторая кожа, и заканчивалось как раз в том месте, откуда начинались ноги. Легко балансируя на высоченной шпильке, которая основательно скрадывала невысокий рост, девушка наседала на дежурного:

- То есть, как вы не можете меня пропустить? Что значит, не положено? Кто и куда что положил, я вас спрашиваю?! И не смейте отворачиваться! – тут же добавила она, когда дежурный, углядев меня, встрепенулся, вероятно, надеясь, что вот оно – его полное и безоговорочное спасение. В глазах стража было столько мольбы и отчаяния, что мне стало его жалко. А настойчивая посетительница никак не хотела успокаиваться.  – В глаза мне смотрите, когда я с вами разговариваю! И что там такого интересного за моей спиной?!

Девушка резко развернулась и уставилась на меня. Симпатичная, большеглазая, она чем-то напоминала сказочного эльфа. И мне почему-то показалось, что я ее уже где-то видела, только вот вспомнить, где и при каких обстоятельствах не получалось.

- Ой, - пухлые губки расплылись в неуверенной улыбке. – Привет! Хоть одно знакомое лицо, а то этот, - она небрежно ткнула маленьким пальчиком прямо в живот дежурному, - меня никак пускать не хочет.

Я смотрела на эту девушку, улыбалась и пыталась вспомнить, откуда я могу ее знать. То, что мы с ней знакомы - очевидно, да и она сама сей факт подтвердила, а вот откуда?

 А еще я точно была уверена, что она смертная. То есть никаким боком не принадлежит к сверхъестественному миру, а, значит, правильно дежурный ее не пускает. В восьмом участке правопорядка действовало негласное правило – сюда очень редко допускались обычные люди.

- Ты меня не узнала? – все еще улыбаясь, покачала головой девушка. – Я Ирма.

-Э… - все, что смогла выдать в ответ. Вот честно, не помню я никакой Ирмы, хоть убейте меня.

- Ну, Ирма, - словно для слабоумной, повторила девушка в красном, склонив темноволосую головку к плечу, - из художественного колледжа. Вы еще мастера Морена спрашивали, а потом…

И вот тут я ее узнала. Точнее – не узнала, потому что вот это создание никак не было похоже на ту…то…на неопределенного пола и вида, нечто, что мы с Ларкиным встретили в академии искусств, когда по глупости сунулись туда, в поисках улик.

- Привет, - выдавила я из себя, все еще пребывая в некоторой прострации относительно увиденного. То создание, которое встретило нас в приемной Анри Морена никак не походило на, пусть несколько эксцентричную, но довольно таки симпатичную девушку, которая стояла сейчас передо мной. Я вглядывалась в ее лицо, осматривала буквально от носков красных туфелек до коротких кудряшек на макушке, и медленно готовилась выпасть в осадок. Неимоверным усилием мне все-таки удалось взять себя в руки и выдавить вопрос, который напрашивался с самого начала. – А ты что здесь делаешь?

- Да вот, -  Ирма немного смущенно улыбнулась и едва ножкой не шаркнула, как мультяшный персонаж, - хотела Винса увидеть, а вот этот, - она недобро глянула на дежурного, который уже немного пришел в себя и теперь неуверенно топтался позади, пряча за спиной руки.

 Все верно, дежурный - оборотень, молодой, горячий. Ройс предупреждал, что у них в моменты сильных эмоциональных потрясений может произойти непроизвольный полный или частичный оборот. Не удивлюсь, если у него вместо ногтей проявились когти или еще чего похуже. Видимо эта девушка как раз и стала для парня тем самым сильным потрясением.



Наташа Загорская

Отредактировано: 10.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться