Страж мироздания. Начало

Глава 2: Знакомство с богиней

Прошло пару дней и моя синхронизация души с телом достигла 0.5%. Всё тело перестало ныть от боли, за исключением воспалённой части левой руки. Не знаю почему, но мне показалось, будто воспаление перестало прогрессировать, но и уходить пока никуда не собиралось. Рацион за эти дни не изменился. Пара мясистых крыс в день и непонятная вода. На моём весе это никак не сказывалось. Как были кожа да кости, так и осталось. Но сегодня был самый неприятный день недели. Время для моего избиения.

Судя по творящемуся мраку за окном – наступили сумерки. В ржавой замочной скважине послышался скрежет ключа. Массивная дверь со скрипом отварилась, и вместе с этим комнату наполнил запах перегара. На пороге стоял грузный детина метра два в высоту и здоровый в плечах словно шкаф.

– Ну что, поиграем в физкультуру сегодня, кусок никчёмного дерьма?  – заплетающимся языком весело пробасил этот монстр.
- А может лучше не надо? Я сегодня не очень хорошо себя чувствую!  –  огрызнулся я в ответ.

Сначала лицо бугая изобразило гневную гримасу, и он уже было открыл рот крикнуть что-то грубое и дерзкое. Но в последний момент он остановился, и гримаса сменилась на кривую улыбку.

- Ты плохо себя чувствуешь из-за того, что тебе нахватает физических нагрузок! Совершенно бесплатно я заставлю тебя чувствовать себя намного лучше! – с довольным видом пробасил мой мучитель.

- Ну, если вы так говорите, то можно попробовать, – нехотя ответил я. Лучше его не злить. Может сегодня удастся обойтись без побоев.

Судя по довольной ухмылке на его лице, ответ ему понравился. Но его ответное предложение мне понравилось не очень.

- Слушай мою команду, навозная куча! – взревел брутальный надзиратель. – Упор лёжа принять! – всё так же брутально продолжал отдавать команды бугай.

Вроде это сделать не так-то и сложно, если у тебя есть две руки и полноценное ежедневное питание. Но выполнить данную просьбу будучи без кисти и вскормленным на сырых крысах было просто нереально. Пока я пытался выполнить приказ, мельком кидал взгляд на его довольную рожу. Было видно, что ему нравятся мои неуклюжие попытки сделать невыполнимую задачу.

Спустя примерно пару минут ему начало становиться скучно. Ситуация зашла в тупик. Тогда он решил придать мне мотивации ударом кожаного сапога по рёбрам. Резкая боль начала распространятся по всей грудной клетке, а дыхание перекрыло на некоторое время. Я закашлял и начал ловить ртом воздух, словно собиратель жемчуга, поднявшийся на берег с большой глубины.

Стоило мне откашляться, как здоровенный детина вновь взревел: Упор лёжа принять, никчёмная мразь! И я снова предпринял безуспешные попытки выполнить его приказ. За что был награждён новым ударом по рёбрам. Не знаю, сколько времени продолжался этот цирк, но в итоге у меня просто не осталось сил. После очередной порции мотивации от его сапога – я просто упал и не смог встать.

-Эй, выродок, ты там ещё живой? – заботливо по-отечески спросил он.

В ответ я смог прохрипеть только что-то нечленораздельное. Было видно, что он начал трезветь и ему становилось скучно. Убивать он меня не собирался. Иначе тогда бы сломалась еженедельная игрушка для удовлетворения его садистских потребностей.  Безразлично пнув меня в бок на прощание, он с удовлетворённым видом удалился.

И снова боль пронизывала моё тело от кончиков пальцев на ногах до корней волос на голове. И сколько это всё будет ещё продолжаться? Как же сильно мне хочется выбраться из этой клетки и посмотреть мир вокруг. Сейчас весь мой мир – это маленькая душная камера с ежедневными издевательствами над моим пищеварением и еженедельным избиением. Лишь отголоски чужих  воспоминаний доказывают, что мир намного обширнее и в нём есть что-то хорошее. Есть еда вкуснее сырых помойных крыс, вода чище той, что приносят мне в собачьей миске и помимо пьяных надзирателей существуют красивые нежные женщины. Мне бы очень хотелось познакомиться с этими прекрасными существами. Они вроде как не должны пытаться пересчитать мне рёбра своими ногами. По крайней мере, их большая часть занята другими заботами.

От этих мыслей по щеке пошла скупая мужская слеза. Ладно, до того, чтоб быть мужчиной – мне ещё далеко. Но страдания мои отнюдь не детские. За всё время, что я тут нахожусь – это первый раз, когда из моих глаз пошла вода. И это не от физической боли, а от обиды. Обидно жить так, когда другие делают это намного веселее и безболезненнее. Да и угодил я сюда не по своей воле. Не я украл тот проклятый кошелёк у представителя церкви. Сознание воришки куда-то исчезло и теперь я отбываю за него наказание. Мучаюсь, каждый день за то, чего не совершал. Люди называют это несправедливостью. И даже если я кому-то расскажу, что ничего не крал и попал сюда по ошибке – мне никто не поверит, всем просто плевать. Никому в этом мире нет до меня дела. Даже если в какой-то момент меня не станет – никто не будет плакать и скорбеть. Лишь один надзиратель расстроится, что будет больше не над кем издеваться после попойки. Да и вряд ли это продлится долго. Уверен, что он быстро найдёт себе нового любимчика. А может уже нашёл, но мне об этом не говорит. Я прикрыл ненадолго глаза, чтоб успокоиться.

Дыхание выровнялось, солёные струйки перестали сочиться из глаз, и я решил их открыть. Увиденное меня слегка шокировало. Хотя, кого я обманываю. Шок был такой сильный, что моё сердце бешено, забилось, а тело сковало как от паралича. Даже вымолвить какое-нибудь слово не было возможности. На моей груди стояла высокая  красивая женщина. По крайней мере, она была самой красивой из тех, что я видел в воспоминаниях этого тела. Длинные белые волосы достигали её осиной талии. Длинные стройные ноги касались нежными ступнями моей грудной клетки. Большие бездонные голубые глаза с интересом рассматривали моё тело. А грудь её была так велика, что даже надзиратель не смог бы ухватить её полностью своей огромной ручищей. В памяти моего тела было упоминание про богов и богинь. Мол, они самые величественные и прекрасные существа из тех, что знает этот мир. Богинь я никогда не видел, но если бы это случилось, то они были бы точно не хуже той женщины, что смотрела сейчас на меня. А может и не женщины вовсе. По её идеальному лицу было сложно определить возраст. По биологическим меркам местного населения ей было лет 19 на лицо, но подтянутое тело говорило больше о чём-то более зрелом. А ещё я совершенно не ощущал её веса. Словно она ничего не весила вовсе. Ну и белый свет, исходящий от её тела, освещал всю камеру и намекал на что-то божественное.



Небесный Судья

Отредактировано: 06.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться