Страж. Первое дело

Размер шрифта: - +

Глава 1.

Мне всегда везло. С самого детства, как будто какой-то неугомонный ангел-хранитель постоянно присутствовал рядом и отводил от меня беду, или меня от беды, не знаю.

Я была совсем крошкой, когда погибли мои родители и меня забрала к себе единственная сестра моего отца, ставшая самым близким и родным человеком на целом свете. Именно она всегда повторяла, что я родилась под счастливой звездой и все боги нашего мира хранят меня от невзгод.

А я добавляла к ее высказыванию, что боги ничто по сравнению с ней. И была права. Тетя Джинал оформила опекунство и всегда была рядом. За это я буду благодарна ей до конца своей жизни. Благодарна за то, что мне не пришлось расти в приюте или приемных семьях, что я с самого детства была окружена вниманием, заботой и любовью. Тетя Джинал дала мне намного больше, чем некоторые родители своим родным детям. Она всегда поддерживала меня, что бы я ни задумала, она всегда была на моей стороне и помогала.

После окончания школы, я поступила в Академию правопорядка и переехала жить в кампус. Это решение далось мне не легко, но я твердо наметила перед собой цель – стать самостоятельной, и делала все, чтобы максимально к ней приблизиться.

Тете не слишком понравилось это мое решение, она спорила, ругалась, пыталась отговорить меня, приводила неимоверное количество аргументов против того, чтобы я жила отдельно, но переубедить меня не смогла.

Пять лет в общежитии закалили меня, по крайней мере, я хотела так думать. Тешила себя надеждой, что с каждым прожитым годом, с каждой новой подработкой, я становлюсь старше и серьезнее. Но иногда, когда становилось совсем уж невмоготу, появлялась на пороге нашего небольшого особнячка и могла позволить себе провести здесь несколько дней, что бы снова окунуться в безмятежное детство и отдохнуть от взрослой жизни. Это было своего рода небольшое послабление жестким рамкам, в которые я сама себя загнала. Но проходило несколько дней и меня снова начинало тянуть к учебе, к нелегкой, но такой веселой и насыщенной студенческой жизни. И я снова возвращалась в общежитие, к друзьям и вечеринкам, к временным подработкам.

Так прошло пять лет, учеба окончена, диплом получен, отгремел выпускной вечер. Теперь впереди два года стажировки.  Весь наш курс разбросали по разным городам, а кому посчастливилось остаться в столице - получили направление на прохождение практики в разные участки правопорядка.

Еще несколько дней назад я стояла в ряду таких же зеленых, как и сама, будущих стражей и с замиранием сердца слушала выступления и напутствия кураторов и преподавателей. А потом нам раздали направления на стажировку.

И вот тут меня ждал самый большой сюрприз. В моем бланке местом прохождения стажировки на ближайшие два года значился восьмой участок правопорядка, что, честно говоря, вызвало недоумение у меня и волну зависти у моих сокурсников.

Восьмой участок – это же легенда. Отдельное подразделение, по слухам занимавшееся «особыми», самыми сложными расследованиями. Восьмой участок считался чем-то вроде отряда особого назначения. Среди курсантов академии ходили байки о том, что стражи восьмого участка не носят форму и не подчиняются никому, за исключением своего непосредственного руководителя – капитана Адама Трика.

К слову сказать, я видела этого капитана один раз, два года назад, когда была направлена на практику в один из участков столицы. Этот, в крайней степени, выдающийся страж произвел на меня тогда неизгладимое впечатление. И на какой-то миг, тогда, два года назад, мне показалось, что он меня заметил, как-то выделил из толпы и даже рассмотрел. По крайней мере, еще несколько недель после той встречи, мне казалось, что я вижу светло-серые глаза капитана Трика в толпе. Странно? Есть немного.

Но, ведь не может же быть, что руководитель восьмого участка заметил меня тогда и запомнил? В такие вещи я не верила. Как не верили и в то, что меня отобрали по каким-то особым признакам. Просто, нет у меня никаких особых заслуг.

Оставалась еще вероятность того, что это мое направление просто ошибка или какое-то недоразумение. И вот это мне и предстояло выяснить прямо сейчас.

Несмотря на весь мой боевой настрой, было немного не по себе.

Я припарковала машину недалеко от входа в участок и наблюдала за парадным входом в святая святых. А там совершенно тихо и пусто, как будто и нет никого. Я вспомнила атмосферу восемнадцатого участка, в котором проходила практику. Никогда не забуду тот шум и гам, постоянное мельтешение в холле и на улице перед входом в участок. А здесь? Тишина. Странно это. Я вытащила из сумки бланк с многострадальным направлением и сверила адрес. Все сходится. Вон то двухэтажное здание и есть непосредственно восьмой участок правопорядка, так почему оно выглядит так, как будто все стражи давным-давно покинули свое непосредственное рабочее место и нечасто здесь появляются?

- Так, Лиза! Хватит сидеть здесь и бояться,- произнесла вслух, чтобы хоть немного разрядить гнетущую атмосферу и настроиться на необходимую волну.  – Ну-ка, выходи из машины и вперед. Будь что будет.

С этими словами, я выбралась из прохладного салона внедорожника.  На меня тут же обрушилась июльская жара, оглушил шум проезжающих мимо машин, множество голосов и других звуков, которыми полнились улицы столицы. Спина взмокла, и я почувствовала, как струйки пота потекли вдоль позвоночника, ладони стали липкие и мелко подрагивали, виски заломило от боли. К страху и волнению прибавился дискомфорт от летней жары. И это я - городской житель. Девочка, выросшая в столице, и прожившая пять лет в студенческом кампусе, где даже ночью тишины не было.



Наташа Загорская

Отредактировано: 25.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться