Стражи Красного Ренессанса

Размер шрифта: - +

Глава 4 Заготовки Роберта Гордеева

 

19 августа 2091 года

 

Все закончилось благополучно. Потерь среди стражей и спецназовцев не имелось. Роберт осмотрел помещение, изрешеченное автоматными очередями. Половина окон была выбита, стол с закусками и стулья – перевернуты, на полу лежало четыре мертвых исламиста. Еще девять человек стояли спиной к стене с руками, сцепленными за головой. Повсюду шныряли люди в масках со штурмовыми винтовками наизготовку.

В зал вошел рослый широкоплечий, под два с лишним метра мужчина лет пятидесяти от роду, судя по погонам – майор. Лицо его имело странные угловато-рельефные черты, будто вырубленные топором из твердой породы дерева. Глаза у офицера были серо-стального цвета. Смотрел он на мир с каким-то легким пренебрежением, словно его присутствие на этой планете являлось уже само по себе огромным одолжением окружающей реальности. Майор был облачен в полупарадную военную форму черного цвета. На левой груди спецназовца серебрилась нашивка: ощерившаяся медвежья голова, а под ней надпись: «Смерть – ничто, честь – все». Значит, он был не просто офицером спецназа, а принадлежал к боевому братству «Русский легион», одному из четырех, наряду с «Татарской когортой», «Казахской бригадой» и «Гвардией Советов», воинских орденов, на которые опиралась ВАСП. Пятой невидимой опорой были стражи, но о них никто ничего толком не знал. Вот и сейчас майор, взглянув на Роберта, наверняка решил, что перед ним стоит специальный агент Комитета Общественной Безопасности.

Вслед за офицером в зал просочились два камуфлированных сержанта, тоже без масок. Рядом со своим командиром они выглядели карликами, хотя ростом природа их не обидела. Один из них, скуластый с раскосым добродушным лицом, держал в руках биосканер. Гордеев почему-то решил, что это калмык. Второй был пухлощеким молодым парнем с массивным автоматом Озерова 182-й модели.

- Майор Кононов, - козырнул офицер в черном, - я так понимаю, среди ваших людей потерь не имеется.

Голос его парадоксально не соответствовал внешности. Он был мягким, как бы обтекающим собеседника. И это показалось Роберту самым грозным оружием спецназовца. Своей речью, думалось стражу, Кононов запросто мог навести на противника чары непротивления, а потом с поразительной легкостью, даже не моргнув глазом, свернуть недругу шею.

- Капитан Кривко, специальный отдел по борьбе с этнонацизмом, - представился Роберт, - так точно, потерь среди личного состава нет.

- Отличная работа, капитан, - похвалил офицер, поправив черный берет, - да и внешность вы себе сделали, от чурбанов и не отличишь.

- Отмоемся, - сказал Роберт.

Со стороны лестницы послышался шум. Спецназовцы спускали бессознательных боевиков: главаря и его подельника с вытекшим глазом, вслед за ними появились Джохар, Марик и Влад с чемоданом. Стражи подошли к Гордееву, а бойцы в масках застыли возле лестницы, ожидая команды майора.

- Главного в вертушку, а одноглазика бросьте возле чабанов, - Кононов указал кивком на стоящих лицом к стене бандитов, затем майор взглянул на сержантов и скомандовал:

- Джавиев, Алексеенко, приступайте к своим обязанностям.

Пухлощекий автоматчик выступил вперед и выкрикнул:

- Полноправные граждане есть? Если такие есть, поднять правую руку!

Двое из боевиков подняли руки.

- Кругом! Три шага вперед марш!

Один из бандитов оказался низкорослым коренастым брюнетом с недельной щетиной и свирепым взглядом, другой – рыжеволосым худощавым побритым мужичком с глазами, в которых отражалась затравленная ненависть. Джавиев поднес пикающий биосканер к глазам брюнета. Сержант посмотрел на экран и через несколько секунд сказал:

- Асламбеков Зелимхан Магомедович, полное гражданство подтверждено.

- Все, зверек, - бархатным голосом констатировал Кононов, - не иметь тебе больше права голоса, да и вообще никаких прав не иметь. Уводите!

Рослый спецназовец в маске ткнул автоматом в спину боевика. Тот яростно стрельнув на прощанье глазами в сторону майора, покорно побрел к выходу.

- Латынов Юлий Юлианович, - продолжил идентификацию сержант Джавиев, поводив биосканером чуть выше носа рыжего мужичка, - полное гражданство подтверждено.

- Надо же, - заинтересовался майор и сделал шаг в сторону бандита, - пособник этнонацистов. Интересно… как же ты, Латынов Юлий Юлианович, до такой жизни докатился?

- Они не этнонацисты! – с надрывом, переходящим в фальцет выпалил мужичонка. – Они борцы за свободу! Они сражаются с фашистским режимом, а я им всегда помогал, я не меняю убеждений! И не мечусь как стрелка осциллографа!..

- Как же тебе, Латынову Юлию Юлиановичу, - не обращая никакого внимания на гневную тираду пособника, продолжил почти по-отечески мягко говорить майор, - с таким именем-отчеством по земле русской ходить не стыдно? Тебя что, в честь Цезаря назвали?

- Нет, - сказал мужичонка, - в честь бабушки, - и неожиданно покраснел, - традиция у нас в семье такая, если девочка рождается рыжей, то называют ее Юлей, а если мальчик – Юлием.



Евгений Шкиль

Отредактировано: 18.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться