Стражники. Часть 2. Наследники Тьмы

Font size: - +

Глава 8 Каролина делает выбор

По всей вероятности все существующие миры устроены по определенным законам, которых на сегодняшний день пока никто не смог сформулировать. Складывается такое впечатление, что на временной оси существуют такие точки, которые предназначены для того, чтобы пустить развитие миров по тому или иному сценарию. Видимо, это что-то вроде перекрестков и все знаковые события происходят в тот момент, когда люди добираются до этих перекрестков. Главный же фокус состоит в том, что в эти самые точки люди склонны попадать в одно и то же время. Так же было и в нашем случае.

В тот день, когда Олег признался Марии в любви, лучший друг Никиты ослеп, а Каролина повстречалась с Ягромиром, по всей вероятности, и был некой переходной точкой в их судьбе. Ибо этот день сказался на каждом из участников истории и пустил их жизни по новой колее, по которой бы они вряд ли покатились, будь это другой день.

Олег и Мария получили возможность познать с помощью друг друга любовь. Для Даньки и Никиты началась проверка на прочность их дружбы. А вот Каролина еще не понимала, какую судьбу она себе выбрала, приютив самого искусного из всех стражей Тьмы. Естественно, в отличие от Никиты, который всегда в душе, хоть и тайно, но ощущал себя особенным, Каролина не могла и предположить, что с ней, по сути, с самой заурядной личностью, может произойти что-то необычное. И что еще более естественно, ей даже в голову не приходило, что Ягромир совсем не человек. Она бы скорее поверила, что жираф – это насекомое, чем в то, что Ягромир – страж Тьмы и пришел он по ее душу в прямом смысле этого слова.

Следующие два дня после такого виртуозного знакомства, которое способно выбить почву под ногами практически у любой девушки, а тем более у той, к которой вообще никто не подходил знакомиться до этого, Ягромир вполне успешно притворялся больным и страдающим. На самом деле рана его представляла собой совершенно не опасную, но кровоточащую царапину, которую заместитель начальника Тьмы нанес себе сам, заранее зная, что ему такое повреждение не страшно.

Когда стражи Света или Тьмы получали увечье своих тел, они, конечно, тоже страдали от боли, но раны их имели свойства затягиваться значительно быстрее, чем у обычных людей. Исключение составляли только те случаи, когда стражи долго не возвращались в привычную для них среду обитания и таким образом приобретали себе различные формы очеловечивания. Но это был определенно не случай Ягромира. Не самым сложным черномагическим заклинанием лучший темный страж создавал для Каролины иллюзию, что у него идет кровь. И Каролина усердно пыталась ему это кровотечение остановить.

Сложно сказать, знал ли Ягромир заранее о детской мечте девушки или он просто удачно воспользовался своими вековыми знаниями о людях вообще и женщинах в частности.
Самой же заветной детской мечтой Каролины было то, что однажды на берегу моря она найдет раненного, выброшенного на берег моряка, выходит его, а потом он признается ей в том, что любит свою спасительницу. Конечно, море, берег – это детали. И они выглядят куда более романтично, чем старая зеленая двухэтажка, возле которой девушка подобрала Ягромира. Но такое ли большое значение имеют детали, когда передана основная суть?

Каролине казалось, что ее детская мечта начала сбываться. Конечно, по ее представлениям, Ягромир был далек от моря и кораблей. Он вовсе не герой, а, скорее всего, какой-нибудь мошенник или преступник. Но какое это имело значение для семнадцатилетней девушки, которая была обделена мужским вниманием, зато теперь получала его в избытке, тем более, от такого красивого, заботливого и галантного мужчины?

Ягромир продолжал валяться на диване, позволял укутывать себя, по квартире передвигался только с помощью Каролины и к тому же давал кормить себя с ложечки, разбавляя все свои действия слабыми протестами о том, что он всё может делать сам. Эти слабые протесты с легкостью третировались Каролиной, и когда лучший темный страж замолкал и делал так, как девушка ему говорила, ей начинало казаться, что она покорила его, как в свое время Клеопатра Цезаря. Бедная наивная девушка с легкостью попадала во все расставленные для нее темным стражем ловушки. По всей вероятности, в арсенале психологов существует какой-нибудь синдром Флоренс Найтингейл, которым они смогли бы охарактеризовать происходящее с Каролиной.

Сколько времени нужно на то, чтобы в сердце зародилась любовь или, по крайней мере, очень похожее на нее чувство? Неужели несколько дней? Несколько месяцев? А может лет? Спросите об этом у Купидона. Он с улыбкой ответит вам, что для того, чтобы выпустить стрелу в нужном направлении, ему требуется несколько секунд. Дольше рассиживаться некогда. Работы много, а он один. Хотя, конечно, большой вопрос: причастен ли Купидон к тому, что творилось с Каролиной или это профессиональная работа Ягромира?

Но для юной рыжей девушки этот вопрос был совсем не актуален, особенно когда заместитель начальника Тьмы как бы случайно касался пальцами ее руки, немного стыдливо отводил глаза в сторону, предварительно задерживаясь взглядом на ее лице, или шептал слова благодарности достаточно громко, чтобы она могла их услышать и разобрать.

Наутро третьего дня Каролина поднялась спозаранку, чтобы испечь что-нибудь вкусное для своего подопечного. Однако едва она закрыла дверь в свою комнату и взглянула на диван, где еще должен был спать Ягромир, желание бежать в кухню у нее пропало. Постель на диване была прибрана – одеяло, простынь и подушка уложены ровной стопочкой, а сам темный страж отсутствовал в комнате. Каролина вылетела в коридор. Там на полу, прислонясь спиной к стене, сидел Ягромир и пытался нацепить себе на ногу ботинок. При этом он периодически кривился от боли. Страж Тьмы был одет в свои черные брюки и белый свитер, (который Каролина успела ему постирать) что, по всей видимости, должно было означать, что он намерен уйти.



Юлия Слободян

Edited: 14.01.2019

Add to Library


Complain