Стражники. Часть 2. Наследники Тьмы

Font size: - +

Глава 10 Старый приятель Давида

Прошло два месяца с того вечера, когда Данил ослеп. Семья Корнеевых на первых порах оставалась в своем загородном доме, но на Новый год Данил захотел вернуться в город, в квартиру. Никита, прихватив с собой Третьяка, поехал с ними.

- Я нужен Даньке, - сказал он своим родным. – А вы без меня тут как-нибудь проживете несколько недель.

Но, увы, этот Новый год был совсем не веселым. Что стало в последние годы основным развлечением населения в этот праздник? Естественно, телевизор. А именно его Данька смотреть и не мог.

Конечно, все родные, Юля и Ники пытались как-то развлечь Даньку, но выходило не очень хорошо. А точнее, не слишком весело. Новый год был совсем безрадостным. Все поели и разошлись спать, несмотря на то, что Данька протестовал и говорил, что это не обязательно. Все могут веселиться. Только к словам его никто не прислушался.

Не весело было всё последнее время – все два месяца. Ники каждый день храбрился, пытался держаться, но с каждым днем оставалось все меньше сил. Никита говорил себе, что не должен сдаваться ради Даньки. Но, судя по всему, Даньке это не помогало. Казалось, чем больше уходило времени, тем сильнее таяла его надежда на выздоровление.

«И, скорее всего, так и будет. Лекарства для него нет - размышлял Никита. – Если даже диагноз поставить не могут, то и не вылечат. И что с ним теперь будет? Так и останется калекой на всю жизнь? А что буду делать я? Всю жизнь навещать его? Говорить, что может быть, когда-нибудь… Данька и сам всё понимает. Наверно, когда наберется смелости, сам предложит мне не приходить к нему. Оставить его и жить своей жизнью? И что мне тогда делать? Бросить его – предать нашу дружбу? Или остаться с ним – но привязать свою жизнь к его? Я не хочу всю жизнь возиться с калекой, но если брошу его, что я за друг?».

Эти мысли не давали Ники покоя. Он бы очень хотел, чтобы Данька поправился, но понимал, что шансов почти нет.

 

Как-то в один из дней они вместе ходили на прогулку. Когда они возвращались назад, друзьям пришлось подниматься по лестнице на шестой этаж пешком, поскольку лифт не работал. С первыми четырьмя этажами они справились, но между четвертым и пятым возникла заминка.

С пятого этажа им навстречу шла очень толстая тетка, которая одна своими объемами занимала всю ширину лестничного марша. Ники в одно мгновение стало ясно, что им тут не разминуться, и кто-то должен сдать назад. Тетка напирала, всем своим видом показывая, что ребята должны уступить ей дорогу.

- Дайте нам пройти, - сказал ей Никита, когда они встретились на середине лестницы.

- Вы совсем обнаглели! – завопила тетка. – Молодежь! А я должна вам дорогу уступать! Посторонитесь!

В этот момент из одной квартиры вышла бабулька. Эта бабулька была соседкой Корнеевых снизу, и знала о том, что случилось с Данькой. Увидев разворачивавшуюся ситуацию, она поспешила вмешаться.

- Дайте им пройти! – сказала бабулька. – Не видите, мальчик незрячий?

Тетка перестала кудахтать и отошла. Никита с Данькой поднялись на полмарша.

- Я не знала, что у нас в доме есть слепые, - сказала тетка.

Ники успел заметить, как побелели Данькины руки и лицо. Не выпуская руку друга, он повернулся к тетке и отчетливо произнес:

- Он – не слепой. Он просто не видит.

Затем крепче сжал руку Даньки и стал помогать ему подниматься дальше. Данил не проронил ни слова, но Никита нутром ощущал, как ему тяжело. Как ему больно. Как было уберечь Даньку от подобных ситуаций? Эта грузная, бездумная тетка одним своим невзначай брошенным словом причинила Данилу адскую боль, в очередной раз напомнив ему, что он уже не такой как все, что он в чем-то ущербный.

Как было его приободрить? Сказать, чтобы он не обращал внимания? Как не обращать внимания, когда тебе больно?

Ники жутко обозлился на эту тетку. Он так никогда и не узнал, что в последствие у этой самой тетки полопались все пустые бутылки, которые она в тот день собиралась сдать в пункт приема стеклотары, а дома перебилась вся посуда.

«И это Ники еще был паинькой» - доложил впоследствии Третьяк стражам.

После того случая Данька стал угасать еще сильнее. У Ники опускались руки. Как можно было ему помочь? Никита искал, но не находил ответа.

 

В одно теплое зимнее утро Никита оставил Данила на попечение Кости и Юли, а сам пошел прогуляться с Третьяком. Они шли через город пустынными улицами. Затем забрели в один небольшой дворик, стоящий в окружении серых пятиэтажек. Песочница, качели, лавочки были припорошены снегом. Всё вокруг было белым от снега. Лишь небо над головой оказалось серым и это не добавило Ники приятных мыслей.

Дворик был почти пуст, если не считать одного парня сидящего на скамейке. Лицо у него было невеселое: серые глаза оглядывали пустынный пейзаж, он шмыгал своим маленьким носом и плотно сжимал тонкие губы. Парень был ничем непримечателен. На нем была черная куртка и коричневого цвета джинсы. На ногах черные ботинки. У Никиты возникло смутное чувство, что он видел парня раньше.

Ники прошел к другой скамейке и сел. Скамейки стояли напротив друг друга, но на некотором отдалении. Третьяк стал ходить вокруг скамейки, на которой сидел его хозяин. Парень, сидящий на противоположной скамейке, взглянул на Ники. На нем была синяя шапочка и сине-красный шарф. Это Ники бросилось в глаза с первого взгляда. Какое-то время Ники наблюдал за ним, делая вид, что разглядывает не его. Но парень это заметил.



Юлия Слободян

Edited: 14.01.2019

Add to Library


Complain