Стражники. Часть 2. Наследники Тьмы

Размер шрифта: - +

Глава 3.3

Третьяк бегал от дерева к дереву, оставляя послания для других собак. Ники прошелся по улице и побрел к парку. Там он сел на скамейку и стал думать о том, что родственники таки умудрились испортить ему настроение.

И почему отец всегда на стороне матери? Вот уж во истину муж и жена одна сатана. Хоть бы раз отец в подобном споре встал на его сторону. По сравнению с Вовкой и Валькой Ники не так уж плох.

Никита сидел и смотрел, как Третьяк ходит вокруг деревьев. Снег продолжал идти, но уже не такой сильный. Для начала ноября – снег это не такая уж неожиданность. Никита не знал, сколько времени он так просидел. Прохожие шли мимо, не обращая на него внимания, и только на противоположной скамейке сидел парень, наверно, чуть старше Ники. Они посмотрели друг на друга, а потом продолжили думать каждый о своем. Третьяк подошел к Ники и положил голову ему на колени. Никита погладил питомца по голове. Затем он почувствовал, что замерз и решил вопреки родительским словам пойти к Даньке, хотя осадок в душе у него был. Ники подозревал, что дома его ждет взбучка. Отец с матерью не оставят его в покое.

Юноша поднялся, и они с Третьяком пошли к Даньке. Парень с другой скамейки посмотрел им вслед. Когда Ники подошел к дому, то увидел, что за воротами стоит машина, значит, Данька уже приехал. Недолго думая, он направился к двери и позвонил. Дверь ему открыла тетя Оля. Она горячо приветствовала Никиту и пригласила его зайти.

- Я, наверно, не вовремя, - сказал Ники. 

- Ребята наверху, разбирают вещи, - сказала тетя Оля. – Но всё равно мы тебе рады, входи.

- Третьяк, за мной, - скомандовал Ники и направился наверх.

Там он подошел к двери, которая вела налево. Это была комната Даньки. Ники собирался постучать, но в этот момент дверь открылась, и он нос к носу столкнулся с девушкой со светлыми волосами. Несколько секунд они непонимающе смотрели друг на друга, а потом послышался голос Даньки:

- Юлька, что с тобой? 

Девушка посторонилась, и Никита увидел своего друга. Данька был такой же: веселый парень, русоволосый, коротко стриженный с живыми серыми глазами.

- Никитка! – закричал он, заметив друга.

- Данька! – отозвался тот, и они кинулись друг другу в объятия.

Впервые за последнее время Никита был счастлив. Почти так же сильно, как в тот день, когда Мария согласилась пожить у него.

- Данька, я так по тебе соскучился! – сказал он, расцепив объятия.

- Я тоже по тебе скучал, - кивнул Данька.

На громкие возгласы в коридор вышел Костян. Он был очень похож на своего брата, только чуть пониже ростом.

- О, Ник, привет! Не думал, что зайдешь так рано, - произнес он, приветствуя Ники улыбкой.

- Привет, - отозвался Филозов, протянув ему руку.

Они обменялись рукопожатиями. Затем Никита снова повернулся к Даньке, но в поле зрения снова попала девушка. Данил заметил его взгляд и сказал:

- Познакомься, Ники, это Юля. Моя девушка.

- Очень приятно, - протянула Юля ему руку. – Я много слышала о тебе.

Никита сжал руку девушки. Она была достаточно красива. У нее были серые глаза, правильные черты лица. Волосы ее не были такими светлыми, как у Марии. Юля имела пепельный окрас волос, который, впрочем, делал ее привлекательной. Но в целом, решил Никита, с Марией ей, конечно, не сравниться. Мария красивее.

У него сжалось сердце. Увидит ли он Марию снова? Или ему осталось только воскрешать ее образ в памяти? 

- А мне вот он про тебя ничего не рассказывал, - заметил Никита, заходя в комнату Даньки.

- Это и был его сюрприз, - заметил Костян.

- Девушка, - кивнул Ники. – Сюрприз. И как я сам не догадался?

- Знаете, ребята, - сказала Юля. – Вы тут болтайте, разбирайте вещи, а я пойду помогу тете Оле с обедом.

Юля вышла из комнаты. Костик последовал за ней. Никита и Данька остались вдвоем. Тет-а-тет, они искренне улыбнулись друг другу.

- Ники, - протянул Данил. – Мне так много надо тебе рассказать.

- О Юле? – спросил Никита.

- Да, - кивнул друг.

- И давно вы с ней? – спросил Ник.

- С сентября, - ответил Даня. – Я ее встретил после твоего дня рождения. Ники, она замечательная.

- Да, я в этом не сомневаюсь, - произнес Филозов, а про себя подумал, что для него Мария тоже самая замечательная.

Не успел Ники опомниться, как Данил уже принялся говорить о Юле. Ощущение было, что он говорил всё, что видел, слышал и помнил. Каждый раз Юля удостаивалась очередного комплимента, а описанию их чудесных отношений не было конца.

Никита сидел, слушал, улыбаясь. Он поглаживал Третьяка. Тот жмурился от удовольствия. Данька же прибывал в еще более приподнятом расположении духа. Казалось, сама речь о Юле доставляет ему огромное удовольствие.

Вскоре, однако, Никита заметил, что Данька стал повторяться. Эти повторения заставили парня отвлечься и поразмыслить о своем. И когда он перестал слушать друга, то вдруг понял, что не сможет рассказать ему о Марии. Во-первых, не хотелось выглядеть неудачником. А в сравнении с Данькой он таким и получался. У Даньки была классная девушка, с которой были замечательные романтические отношения, а у него с Марией не было практически ничего. Всего-навсего какие-то мимолетные взгляды, да и то, только с его стороны. А еще Мария пару раз взяла его за руку. Но это всё. Не понятно, можно ли считать поцелуй, если Ник сам набросился на Марию? Она же тогда не собиралась его целовать.



Юлия Слободян

Отредактировано: 15.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться