Стражники. Часть 2. Наследники Тьмы

Размер шрифта: - +

Глава 4.1 Мария снова в замке

Миша втянул живот. Когда он стоял перед Теодором, то всегда делал это автоматически. Это был, можно сказать, рефлекс. Теодор же в свою очередь понимал, что когда Миша втягивает живот с усердием, он что-то знает и хочет сказать. Мечник Света внимательно посмотрел на Михаила своим единственным левым глазом. Помощник сереброкрылого стража сглотнул.

 - Вы трое, - оглянулся Теодор на Лешу, Сашу и Николая – тех самых, что когда-то ввязались в драку с Марией, а затем пытались пристать к ней в тюрьме. – Оббежать вокруг замка.

Троица расстроилась, но виду не подала. Вместо этого тронулась с места.

Четырехэтажный замок стражей был красив своей архитектурой, но цвет имел не очень радужный – темно-коричневый. И хотя его окружали красивые клумбы с цветами, тропинки, парки, полные зелени, вечно зеленых деревьев, ярких цветов и красивое чистое озеро, замок занимал достаточно места по периметру. Оббежать его было делом солидного времени, особенно для тех, кому еще не выдали крылья.

 - Алекс, Сема, - посмотрел Теодор еще на двоих ребят – они были одинакового высокого роста, только один имел русые длинные волосы, а другой был черноволосый с носом, который ему когда-то кто-то сломал, а потом у него не так срослись кости. - Возвращайтесь назад. Помогите Виталику и Герману.

 Стражи кивнули и направились к замку. Когда они ушли, Миша выдохнул.

 - Ну? – спросил Теодор.

 - Экстренная ситуация, шеф, - выложил Миша своему непосредственному начальнику.

 - Не понял.

 - Экстренная ситуация произошла на Земле, поэтому у Борислава экстренное собрание. Присутствует все, кроме вас.

 - Игорь мне потом расскажет, - отмахнулся Теодор, который не любил собрания. – А ты чего стоишь? Доставай меч, тренироваться будем.

Лицо Миши погрустнело. Он-то думал, что Теодор сейчас отправится в замок, и у него, Миши, появится полчаса свободного времени, но, увы…

 

 Зиновий или Великий Зина, доцент Вячеслав, академик Борислав, профессор Игорь Знахаркин - все собрались в кабинете главы Света. Сергей встал перед начальством, удерживая Книгу Судеб под мышкой.

 - Скорей всего, - высказал предположение Вячеслав, - это было подготовлено заранее.

 - Ты имеешь в виду эту вылазку темных на Конкар? – спросил академик.

 - И это тоже, - кивнул Вячеслав. – Это был, так сказать, отвлекающий маневр.

 - Зина?

 - Проклятие натуральное, сто процентов темномагическое, - заметил Зиновий. – Причем выполнено безупречно. Явно постарался специалист.

 - А что если Ники увидел кого-то темного, - вмешался Сергей. 

 - Увидел? – переспросил Игорь. – И этот кто-то ослепил Данила? 

 - Вряд ли, - произнес Борислав. – Если бы был кто-то еще, Никита бы рассказал об этом кому-то из вас.

 Сергей был вынужден согласиться. 

 - Этот кто-то мог быть невидим, – сказал Зина. 

 - Думаешь, это могло помешать Никите увидеть его? Он сам не знает, как силен, - произнес Борислав.

 - Не знаю, - пожал Зиновий плечами. – Никита мог просто не заострить внимания, ему же было не до этого.

 - Тогда встает вопрос, кто это был, - сказал Борислав.

 - Мы можем лишь предполагать, - подтвердил профессор Знахаркин. 

 - Я полагаю, что все было спланировано, - кивнул Вячеслав. – Они отвлекают наше внимание, а сами слепят Данила.

 - Но для чего? – не понял Сергей.

 - Сережа, - покачал головой Великий Зина. – Это же элементарно. Чтобы отвадить Никиту от друга. Чтобы разрушить эмоциональную привязанность или хотя бы обратить ее в противоположную.

 - Верно, - согласился академик. – Никита любит своего друга. Теперь он станет ему сочувствовать, затем жалеть. Жалость породит презрение. Презрение – злобу. Злоба – ненависть.

 - А говорили от любви до ненависти один шаг, - хмыкнул Сережа.

 - Не от любви до ненависти, а от ненависти до любви, - поправил профессор Знахаркин. – Ощути разницу.

 - Но ведь переход от Тьмы к Свету всегда тяжел, - возразил Сережа. – А вы сейчас здесь мне говорите…

 - Любовь – порождение Света, - заметил глава светлых стражей. 

 - Значит, темные ослепили Данила, - перебил Вячеслав. 

 - Сережа, есть ли какие-нибудь записи в Книге Судеб на этот счет? – спросил академик.

 - Про Данила совсем мало, - отозвался Сергей.

 Сереброкрылые стражи переглянулись.

 - А что про Данила? – спросил Великий Зина.

 Сережа открыл книгу и зачитал: «В семьдесят пятый день зимы Данил станет Гибелью».

 - Ничего не понимаю, - почесал голову Зиновий.

 - Мне кажется, я догадываюсь… - начал было профессор Знахаркин, но в это время в открытое окно долетел крик: «Академик, академик Борислав!»



Юлия Слободян

Отредактировано: 15.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться