Стрелки все по нулям...

Размер шрифта: - +

Стрелки все по нулям...

144. «Стрелки все по нулям…»

06.09.2012

Бабка с кошёлками в каждой руке металась у начала «зебры» несколько минут, прикидывая, стоит ей бежать через дорогу, или нет. На другой стороне главной устькаменогорской улицы стоял супермаркет, а посередине её лежали рельсы трамваев, шедших на станцию Защита. Увидев старую, я на всякий случай стал притормаживать заранее. Естественно, что когда от пешеходного перехода до моей машины оставалось всего метров десять, бабка рванула стометровку. Я вдал по тормозам.

Она добежала до трамвайных путей, и я только собрался трогаться с места, как сзади раздался громкий «джалдах»! Мою бедную машинку перенесло через «зебру» в одно мгновение – благо там больше никого не было. Мы с Игорем Жгутовым ехали в сторону Предгорного, ловить на фотоаппараты в красивом месте на берегу Иртыша пассажирский из Астаны в Лениногорск, до которого оставалось чуть больше часа, и я уже подумал: «Всё, приехали!»

Сзади оказалась праворульная «Корона» с дедом-пенсионером за рулём. Это же вам не Украина, а Казахстан – «Запорожцы» остались в далёком прошлом. Её капот и передние крылья разошлись в разные стороны, но у своей машинки я сначала не увидел никаких особых повреждений! Всё-таки у меня под бампером была укреплена конструкция крепления фаркопа, оставшаяся от прежних хозяев. И хотя самого фаркопа не было, «Тойоте» хватило. Взяв с деда стольник баксов за подряпанный бампер (а вдруг у него сын тоже не директор птицефабрики, а командир отряда «Беркут»?!?), я рванул в сторону Предгорного – до поезда оставалось всего ничего…

Неприятности начались потом. Сначала не захотела открываться дверь багажника. Дёргать за ручку было бесполезно – замок встал колом. Через пару часов езды по восточно-казахстанским дорогам он внезапно стал открываться, но загорелась лампочка, что одна из дверей машины как будто открыта, и уже не гасла. Очень туго стала открываться и закрываться левая задняя дверь. И вдруг все внутренности моей бедной машинки начали сыпаться одна за другой. Забарахлил стартер. Вспотел маслом низ двигателя. Перегорела пара лампочек габаритов и поворотов. Начал грохотать глушитель…

Куда пойдёшь в незнакомом городе? Я даже мельком не видел в нём автомастерских, к огромному числу которых привык в своей Алматы. Решил, что ещё два устькаменогорских дня, и до дому моя машинка добежит. А там ей уже будут доктора из автосервиса Валерьича и ужетского разбора «субариков» в самом лучшем виде – спецы покруче столичных. Ещё два дня фотоохоты, в том числе путешествие через Осиновский перевал туда и обратно, подраненный «Субаричек» перенёс великолепно, и после обеда четверга мы рванули домой.

Автодорога из Усть-Каменогорска в Жалгыз-Тобе оказалась, на удивление, не убитой. Дальше до Аягоза пошли ямы. Влетев в него к шести вечера, мы совершенно спонтанно решили на ночлег здесь не останавливаться, и катиться себе дальше, покуда хорошо едется. А чтобы веселее было ехать, мы наскоряк придумали лозунг: «Донеры ждут нас!» Дело в том, что в соседнем с моим домом в Алматы настоящие турки, приехавшие из настоящей Турции – не наши местные! – готовили совершенно шикарные донеры. Нравившиеся всем – и моей семье, и заезжим гостям из России. Жгутову в том числе.

По самому Аягозу устроили ремонт дороги, и машины пустили в объезд по жутким буграм и ямам между ремонтируемым шоссе и забором какой-то войсковой части. Да ладно бы, если просто забором! Армейские дуболомы проложили на землю на приличном расстоянии от своего забора спиральную колючую проволоку, даже не подумав на время ремонта дороги отодвинуть её хоть немного к своему забору! В начинавшихся сумерках крутись, как хочешь – слева высокая насыпь ремонтируемой дороги, справа колючка, а посередине – ямы и бугры величиной с «Жигули». Всё это вдобавок между грузовиками-фурами в обе стороны, в пелене густой пылищи, подсвеченной ближним светом фар. Я искренне пожелал, чтобы горе-командир этой войсковой части там все свои покрышки на своей же колючей проволоке и оставил.

Окончательно стемнело, когда мы повернули с трассы на Уржар в промежуток между озёрами. Свет фар и подсветки приборов периодически то горел очень тускло, то вдруг снова становился нормальным. Что вообще происходило, я не понимал, но никакая сигнализация на приборной панели не загоралась. Мы заправились на ушаральской развилке и рванули дальше на трассу. Специально решили постараться к двум часам ночи быть уже дома в Алматы.

Щас! Разбежались! Мы не отъехали и двух десятков километров от какого-то очередного села, как свет фар вдруг потух окончательно, вдобавок стрелки спидометра и тахометра встали по нулям! Но машина-то ехала, причём со скоростью километров в полсотни! Испугавшись, что что-то коротнуло так, что ещё вдруг полыхнёт, быстро остановились на обочине, выключили зажигание и откинули массу с аккумулятора.

Включили фонарь, полезли в движок, ничего там особенного в темняках не разглядели, но самое главное, что палёным нигде не пахло. Я пошёл и поставил в тридцати метрах сзади красный треугольник аварийного знака. Зацепил сверху за рейлинги масенький фонарик, светивший в одном из режимов переключения красными светодиодами. Второй фонарь, посильнее, с белыми светодиодами, я пристроил перед лобовиком. Водилы встречных и попутных машин уже должны были нас даже в этой темноте увидеть.

Игорь включил смартфон и принялся искать по интернету телефоны талдыкорганских эвакуаторов. Позже окажется, что проедь мы вперёд ещё какой-то километр, и зоны действия сети бы уже не было! Поисковик в телефонном браузере любезно выдал нам несколько номеров. Мы принялись звонить. Первый эвакуаторщик сказал, что занят другим заказом. До второго не дозвонились. Третий мялся-мялся, потом сказал, что выезжает за нами. Но через пятнадцать минут вдруг перезвонил и сказал, что у него самого сломался генератор… Оставался четвёртый, и тут нам повезло: мужик мало того, что оказался не в самой Гавриловке, а гораздо ближе, в Сарканде, так ещё и немедленно согласился за нами выехать!



Ezdok

Отредактировано: 11.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться