Строганов. Угольное сердце

Размер шрифта: - +

Часть 8

Женя

 

Словно зверь в клетке хожу по комнате из угла в угол, прижимая руки к груди, потому что кулаки горят от ударов по двери. Никто не пришел, хотя я орала и стучала минут пятнадцать. Что творит Строганов? Совсем рехнулся?

Оглядываюсь по сторонам и отмечаю, что вещей Светика-семицветика нет. Странно. Очень-очень странно. Снова возвращаюсь к двери, прижимая ухо к полотну, но… Нифига не слышу. Точнее, слышу какие-то разговоры на повышенных тонах, но ничего конкретного.

Черт возьми! Все-таки нельзя было ехать сюда. Поиграла, блин, с судьбой! Злюсь на себя, на Макса! На это дом! И на новый год, который начался с этого сумасшествия! Боюсь представить, что меня ждет ближайшее триста шестьдесят четыре дня, если первый проходит вот так.

 

Через полчаса открывается дверь, и на пороге появляется Макс. Собираюсь кинуться на него с кулаками, но вижу, что ему уже и так досталось. Пыл злости немного стихает. Нехило он получил. Рома, похоже, старался. Левая щека Макса опухла и покраснела. Губа разбита, но кровь уже не течет.

— Что ты сделал?! — все-таки бросаюсь к нему, но вместо того, чтобы отмолотить, падаю в объятия.

Впервые за долгое время чувствую себя обессиленной до такой степени, что готова разрыдаться вот так просто, в чьих-то чужих руках. Дурацкая боль, все мои страхи и комплексы выползают наружу из потаенных мест души. Не понимаю, что со мной происходит. Не понимаю, почему мне хочется раствориться в этом парне и почему он так ласково меня обнимает?

— Рома уехал, — сообщает Строганов, шагая вперед со мной вместе, и падает на кровать.

— А…

— А Светка ноет внизу. Девчонки ее успокаивают.

Отстраняюсь, чтобы заглянуть ему в глаза. Ничего. Ни капли раскаяния или переживаний. Густая зеленая чаща, внутри которой живет монстр не способный на сострадание и жалость. Черствый и бездушный.

— Как ты так можешь?

— Как?

— Рушить все, не раздумывая, — мой голос дрожит, но я больше даже не пытаюсь его контролировать.

Я поняла в чем прикол. Чем больше я сопротивляюсь, чем тщательнее играю в бесстрашную гордячку, тем ему веселее. Ему нравится игра, потому что я с ним в нее играю. Чтобы выйти из нее, придется просто проиграть. Пусть увидит меня настоящей. Живой. Пусть увидит и наконец разочаруется. Тогда я смогу просто уйти. Этот уровень слишком сложный для меня.

— Я думаю только о себе, — произносит Макс и внезапно касается ладонью моей щеки. — Правда, сегодня не только о себе…

Это что еще за номер? Во рту становится сухо. Строганов не может быть таким. Что за прилив нежности? Уговариваю себя не верить ни глазам ни ушам, но…

— Женя…

— Заткнись! — подрываюсь с постели, но тут же лечу обратно.

Максим нависает сверху, припечатывая мои руки по обе стороны от головы.

— Отпусти! — брыкаюсь изо всех сил. — Хватит! Пожалуйста… — слезы все-таки вырываются из тайной комнаты.

Горячие капли текут к вискам и противно щекочут уши.

— Что тебе надо, Макс? Сломать меня? Трахнуть? Остался не удовлетворен после прошлого раза?! — призываю своего единственного помощника сейчас — злость.

— Прекрати, — играет желваками, явно раздражаясь.

Вот. Так лучше. Злобного Макса я знаю, хотя бы представляю, как себя нужно вести.

— Ты прекрати!

— Ты нужна мне, — зажмуривая глаза, упирается лбом о мой лоб.

Нокаут! Я в отключке. Перед глазами темнота с мерцающими звездочками.

— Зачем? — с губ срывается шепот. — Зачем?! Ничего не выйдет! Ты это знаешь! — а вот и истерика подъехала.

— Нет! Не знаю! И ты не знаешь! Ты просто боишься, но на самом деле хочешь быть со мной. Признайся, Женя! — поднимает голову и смотрит мне в глаза.

Молчу. Не чувствую языка во рту. В голове шумит. Мысли все в помехах. Слишком много. Их слишком много. Строганов не сильно помогает. Он просто берет и целует меня, выгоняя их всех нахрен. Ничего не слышу, ничего не чувствую, кроме него.

Губы. Горячие, смелые, страстные. Одежду долой. Только мешает дышать каждой клеточкой. Руки. Сильные, напористые. Царапаю ногтями его спину. Комната наполняется моими стонами, потому что иначе нельзя. Когда он со мной. Когда мы вдвоем. Вместе.

— Ты моя. Поняла?! — ярость в его голосе перетекает и в движения, но мне все равно.

— Я живу в другом городе. Это все равно закончится, — кое как собираю слова в предложения, сама в это момент хватая звезды и глотая их как пирожные.

— Да хоть на луне! — Макс кладет ладонь мне на затылок притягивая мою голову к своей. — Моя. Ясно?! Только моя!

— Ты попытаешься меня сломать, — признаюсь в главном своем страхе, чувствуя приближение того, что сломает меня прямо сейчас.



Алекс Хилл

Отредактировано: 31.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться