Строптивая для негодяя

Размер шрифта: - +

Глава 4

Три месяца назад

 

  Практически середина августа, но еще стоит жара. Накануне мы собирали наш спорткар, который где-то раздобыла Анька. Любим мы быстрые тачки, никуда от этого не деться. Вот и согласились по субботам заниматься ремонтом нашего автомобиля, который купили за собственные, честно заработанные деньги. Я, конечно же, вложила меньше девочек, так как в отличие от них имею только официальную зарплату помощника прокурора.

  Катя уже почти неделю живет в доме Артема, и в качестве наказания или просто чтобы позлить парня, а может, даже проверить на прочность, притащила его в автосервис. Еще и Анька отдала его мне в напарники. Прямо всю жизнь мечтала поработать в паре с кем-то из мажоров!

  Вишневский стойко выдержал все тяготы и лишения, а также мои командирские замашки, за что заработал лишние очки в моих глазах. А вечером пригласил нас в клуб отметить его новую карьеру автослесаря. Еще и по домам после развез, как единственный трезвый водитель, предложив на следующий день приехать к нему в гости.

  И вот мы с девочками, что называется с бодуна, лежим в шезлонгах возле бассейна и сплетничаем о своем, о женском, перемывая кости мужикам. Больше всех, конечно же, достается Вишневскому, но ему-то об этом знать не обязательно.

  Светлана Петровна, милейшая женщина, зовет нас обедать, и мы втроем направляемся в дом. И тут меня ждет сюрприз в виде несносного негодяя.

- Какие люди, - слышу за спиной мужской голос, поставив ногу на первую ступеньку, и резко разворачиваюсь.  – Дарина Александровна собственной персоной!

- Балабанов, твою мать, ты что здесь делаешь? – шиплю в ответ, и делаю два шага в сторону Артема и Пашки.

  Последний стоит и скалится, как будто заняться больше нечем. И какого лешего его сюда принесло? Если бы я знала, что приедет Балабанов, в жизни бы не приперлась в дом Вишневского!

  Настроение резко падает, и ничего не остается, как язвить этому наглецу в ответ. Несколько раз повторяю свою любимую фразу о том, что непременно посажу Пашку, но он только улыбается на мои колкие реплики. Вот же паразит!

  Еще и на татушки мои так тонко намекает, что расскажет об этом каждому. Видимо, чтобы позлить меня. И постоянно подмигивает исключительно мне, хоть с Анькой он, как оказывается, знаком давно, а Катю ему любезно представил Артем.

- Не знал, что у строгой прокурорши есть маленькие тайны, - ухмыляется Балабанов.

- Ты о чем? – я хмурюсь, но после следующей фразы начинаю постепенно выходить из себя.

- Дашь почитать, - продолжает Балабанов, - что там у тебя на спине и на боку написано? Обожаю баб с татушками. А у тебя их целых две!

- Три, - тихо произносит Аня, за что получает испепеляющий взгляд от Кати и стон от меня.

- Балаболка! – произносим с Миланской одновременно, а Анечка в ответ краснеет, пряча свои бесстыжие глаза.

- Третью покажешь? – Пашка поднимает одну бровь вверх.

- Ты бы такой словоохотливый у меня в кабинете был, - уже завожусь не на шутку. – А то там слова не вытянешь, один адвокат вечно распинается. А тут, я смотрю, смелым стал, прямо заслушалась. Еще не весь свой словарный запас истратил?

- Катюха, - говорит спокойно Паша, правда, продолжая пристально смотреть мне в глаза, - поможешь статью в Интернете разместить о маленьких шалостях лучшей помощницы прокурора?

  Но тут влезает в нашу “милую” беседу Петровна, раздавая Пашке легкие подзатыльники, чем вызывает у нас смех, и мы с девочками отправляемся наверх.

- Я его когда-нибудь точно прибью, - шиплю, когда мы втроем заходим в комнату на втором этаже. – Или придушу. Катя, только без обид, - тычу пальцем в девушку. – Я не выдержу весь оставшийся день, видя перед собой наглую рожу Балабанова. Лучше домой поеду.

- Дарин, ну ты чего, - канючит Анька, но под моим испепеляющим взглядом замолкает.

- А ты вообще молчи, предательница, - грозно произношу, после чего подружка начинает краснеть. – Ничего тебе доверить нельзя.

- Дарин, ты бы, правда, не горячилась, - произносит спокойно Миланская. – Не такой уж он плохой, - делает паузу, но, видя мой грозный взгляд, тяжело вздыхает и заканчивает: - Хоть на обед останься.

  Мы спускаемся вниз, и я наблюдаю, что у Артема улыбка на все тридцать два зуба, а у Пашки, наоборот, вид какой-то пришибленный. Смотрит на меня, как побитая собака, чем вызывает недоумение. Что тут успел ему Вишневский наболтать?

  Начало обеда проходит в довольно спокойной атмосфере, но Балабанов никак не хочет и дальше сохранять тишину. И снова меня провоцирует на колкости.

- Помолчи, ради Бога, - поднимаю на него глаза и кривлюсь после очередной его ехидной реплики. – И так тошно, еще и ты перед глазами маячишь.

- Дарина, милая, - произносит Павел елейным голосом. Девочки прыскают от смеха, а Вишневский пытается подавить улыбку, но это получается с трудом. – Завязывай на меня дуться. Я же просто пошутил.

- Так я тоже пошучу, - складываю руки на груди и смотрю на Пашку. – Сейчас влеплю тебе статью за оскорбление чести и достоинства, будешь знать. У меня куча свидетелей, Балабанов. Ты не думай, что раз Катюха сейчас живет с Артемом, то меня не поддержит, потому что он твой друг.

   Еще и Петровна входит в столовую, принимая мою сторону. А я ей предлагаю прийти ко мне в прокуратуру, если вдруг решит написать заявление на этого хама. Вроде как шутка, но Балабанов хмурится, а потом и вовсе выходит из столовой.

  Иногда меня несет, не спорю. И сейчас я, кажется, перегнула немного. Но он меня бесит, хоть вроде как и извинился за свои колкости и непонятные намеки.

  Встаю со своего места через пару минут, когда девочки уходят помогать Петровне с посудой.



Илона Шикова

Отредактировано: 20.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться