Строптивый & Хорошая

Глава 3.

Глава 3.

Следующий кризис случился, когда Полинке исполнилось полтора года. Она росла настоящим ангелочком внешне и неутомимым чертёнком внутри. Мы уже неплохо приноровились уживаться все вместе. Стас делил свои обязанности с Настей: Поля часто ночевала у нас по выходным и периодически летала на малую родину к бабушке с дедушкой, где с неё все сдували пылинки, и один лишь Никитка, отказывался делить свои игрушки, искренне негодуя на тему наличия конкурента за всеобщее внимание на собственной территории.

Я окончила университет и бросила работу в баре. Бросала со слезами на глазах, целую неделю после каждой смены напиваясь в дрын с Сидорчук. Стас лишь возмущённо бурчал себе под нос: «Нашёл же беду на свою голову». В ответ на что, я пошло ухмылялась, забираясь по утрам к нему под одеяло.  

Когда я ушла из бара, Севка перекрестился и облегчённо выдохнул. Меня взяли на работу в детский центр, где я и по сей день трудилась логопедом. Музыкальное образование оказалось в тему, и мне даже удалось преодолеть своё отвращение перед фортепьяно. Правда, играть что-либо сложнее Чижика-Пыжика я опасаюсь и по сей день.

Наша жизнь шла вполне размеренно и гармонично, если не считать всяких неприятных мелочей. Например, мне пришлось оставить свою фиолетовую голову в прошлом, ибо я ж теперь у мамы педагог. Ах, да, ещё и мама, которая болезненно восприняла новость, что я всё-таки педагог. Не солидно же с моими способностями…. Но с родителями я к тому времени уже неплохо научилась справляться, поэтому все нотации и недовольства можно было спокойно умножать на ноль.

Всё шло настолько налаженно, что я начала подумывать о том, а не принять ли мне предложение Стаса и не стать Черновой уже официально.

Беда пришла откуда не ждали. Ну как беда… Поначалу это вообще не было бедой, и Стас был даже вполне счастлив, что Настя нашла себе пару. Его звали Артём, старше всех нас лет на семь, он смотрел на Соболеву нереально влюблёнными глазами, принимая все её требования как само собой разумеющееся. Иногда мне кажется, что ему нужна была принцесса. И он получил. Сразу двух. Потому что Полинка шла неотделимо от Насти. И вот здесь начался наш самый главный песец.

Роман Насти и Артёма разворачивался быстро, и достаточно скоро они начали жить втроём. Само собой разумеющееся, что Артём стал принимать непосредственное участие в воспитании Польки. Стас, конечно, поначалу переживал, как дочь отнесётся к наличию непонятно мужчины рядом. Он вообще тогда душу вытряс из отца и Виктора Мстиславовича, чтобы они узнали об Артёме всё, что только могли по своим каналам и связям. Оказалось, что всё спокойно. Мой Чернов почти расслабился. Ровно до того момента, пока не стал свидетелем сцены, где Поля назвала Артёма папой. Она тогда только училась говорить, и соответственно путалась во многом. Но данный случай буквально Стасу голову снёс, потому что до того, наконец-то, дошло, что другой мужчина проводит значительно больше времени с его ребёнком, чем он сам.

Насте он, конечно же, ничего говорить не стал. Всё досталось мне. В тот период мы пережили многое, начиная от его паршивого настроения, до пафосного: «Тебе меня не понять».  Стас никогда не нападал напрямую, просто ходил хмурый и какой-то пришибленный. Как могла поддерживала его, а когда уже не хватало собственных сил, жаловалась Дамиру, а тот вызванивал Саню. И они всем скопом летели к нам, наполняя наши будни шумом и гамом. В таком режиме мы продержались несколько месяцев.

Пока не случился апогей всего. Настя с Артёмом решили пожениться. После чего их ждало свадебное путешествие вместе с Полькой. И всё это накладывалось на Новый год. Чернов был против. Самым правильным вариантом ему казалось, чтобы Поля осталась с нами. Но Соболева категорически настаивала на своём, и они схлестнулись, впервые с тех пор как смогли принять решение рожать ребёнка. Нам с Артёмом только и оставалось, что стоять в стороне и нервно курить, слава Богу, ему хватило мудрости не вмешиваться, пока эти двое выносили друг другу мозги.

Стасу пришлось уступить, правда, не без моих увещеваний, на тему: «А кто будет сидеть с Полей? У нас работа». В итоге новоиспечённая семья Барышевых торжественно улетела в Тай, увозя с собой на три недели Полину Чернову.

Мы слетали к родителям Стаса. Дома в окружении родителей и других родственников, он вроде как успокоился. Вернее мне так показалось, потому что Стас как-то подпритих и даже ни разу не попытался прибить Рому, хотя тот и старался. Но Сонькиными стараниями Рома был усмирён, а Стас просто отмолчался. И я выдохнула, но отказалось, что рано.

По возвращению в Москву Чернова накрыло. Почти два дня он проходил словно в коматозе, не реагируя ни на что, лишь изредка односложно отвечая на мои вопросы. Я докапывалась, долго и методично. На тот момент я уже порядком устала от всей этой драмы. И, конечно же, у меня вышло… вытащить наружу всех его демонов.

 -Вер, ты понимаешь, что я увидел дома? Что у меня так никогда не будет!

-Как? – каменея, поинтересовалась я.

Он не ответил, понимая, что ляпнул что-то не то. Но было поздно. Идеально. У него никогда не будет идеально.

В своё время он слишком долго боролся со всеми этими идеальными установками в своей голове.Думали, что справились. Но надо же, там ещё что-то выжило.

-Прости, - прикрывая глаза, попросил он. – Я несу бред какой-то. До сих пор видимо… не понял, как реагировать на привязанность Поли и Артёма.



Алиса Евстигнеева

Отредактировано: 31.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться