Струны души моей

Размер шрифта: - +

Часть первая. Ритуал Преданности. Глава первая. Знакомство

Рисунок у меня на теле появился в результате ритуала Преданности и благодаря Кире. Впоследствии все решили, что ритуал прошел успешно, хоть и несколько необычно. Чаще всего, из десяти человек, которых подвергают ритуалу, выживают семеро. Я была восьмой. Рисунок на моем теле был не таким как у остальных Преданных, но из-за особенностей проведения обряда этому не придали значения, поскольку было видно и понятно, что имплантация прошла успешно. На самом деле, я не Преданная, стараниями Киры.

Киру помню тихой спокойной девочкой, с круглым и плоским лицом, подобным луне во время полной фазы, и узкими глазами, в которые даже самый хитрый демон не проскользнет.  Ее красоте завидовали все девочки, в том числе и самые хладнокровные.

У меня же внешность не соответствовала канонам красоты. Кожа слишком светлая.  Лицо овальное, худощавое, подбородок чуть острее, чем хотелось бы мне или окружающим. Глаза слишком широко отрыты и малопривлекательной формы, больше похожей на миндаль, из-за которой цвет глаз можно было различить не приглядываясь. Со временем я стала проще относиться к своей внешности, но тогда мне было четырнадцать лет, и внешность меня удручала.

Доблестные отцы тоже не делали на меня особенных ставок. Отсутствие привлекательности и недостаточно крепкое здоровье, которое могло бы мне помочь во время ритуала, исключали меня из числа фаворитов. Меня приняли ученицей в монастырь скорее благодаря  пожертвованиям родителей, чем моим личным характеристикам. Кира же подходила на роль Преданного больше всех нас вместе взятых, и внешностью, и спокойным  характером, и тем, что она происходила из Исполняющего Клана.

Впервые мы встретились уже в стенах монастыря, когда обнаружилось, что послушникам предназначены две комнаты, мужская и женская. В нашей спальне  проживало шестеро учениц, а у ребят - всего четверо. Родители привезли меня в монастырь, затем осмотревшись и успокоив сердце, отбыли восвояси. С тоя на пороге девичьей комнаты, я отметила, что кроме меня успело прибыть еще трое воспитанниц. Одна из них, высокая, в шелковом голубом китари стояла у окна и надменно смотрела вдаль. Хотя, может это всего лишь видимость, а на самом деле она была бесстрастной и только. Другая послушница,  в более простых одеждах сидела на кровати с закрытыми глазами в позе смирения, но распущенные волосы на голове при этом шевелились в отсутствие какого-либо колыхания воздуха.

 Хмыкнув, я посмотрела на последнюю девочку, в надежде, что она тоже порадует меня чем-нибудь забавным. Так и случилось, но не в том смысле, котором я ожидала. Красавица изучала меня, забыв о лежащем перед ней на столике потухшем преобразователе, паре передач и источнике. Она с иронией усмехнулась моей поднятой брови, окинула взглядом обоих соседок и улыбнулась, как бы приглашая разделить ее веселье.

«Свой человек», - подумала я, складывая руки в жесте приветствия и уже вслух представилась:

-- Самина.

-- Кира, - произнесла та во время ответного жеста.

Остальные девушки даже не пошевелились.

-- Что тут у тебя?

Кира, спохватившись, уставилась на разобранный прибор и со вздохом ответила:

-- Почтовик, с маминым связан. Он хрустеть перестал, я решила посмотреть, вдруг сломался, а собрать не могу.

-- Позволишь? – нельзя брать чужие магонизмы в руки без разрешения: или прибору, или себе может стать худо.  После того, как Кира кивнула, я взяла в руки преобразователь и обнаружила там отцовское клеймо, что, впрочем, было неудивительно.

-- Я починю, а ты пока корпус подай, -- сказала я, как всегда с головой окунаясь в процесс работы, благо кое-какие любимые инструменты я привезла с собой. Через пятнадцать минут почтовик был не только собран, но и заряжен. Кира в изумлении поблагодарила:

-- Ничего себе! Я думала, не видать мне маминых писем, как своих ушей. Как тебе это удалось?

-- Чаще всего, изготовленные в мастерских моего отца магонизмы, я могу отремонтировать или повторить. Но ты погоди радоваться, давай сначала испытаем, а потом уже точно видно будет, как работает, вдруг отладить еще нужно будет. Напиши маме что-нибудь.

После проверки я еще немного отодвинула приемник в преобразователе и успокоилась.

Ближе к вечеру приехала еще одна девочка. Так же, как и я, оценивающе осмотрелась, фыркнула, глядя на то, как мы с Кирой разговаривали, и молча прошла к пустующей кровати.

Последняя девочка прибыла уже утром, а вечером нас ожидала церемония приветствия и первое наказание.



Алиса Самойленко

Отредактировано: 27.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться