Ступени из пепла

Размер шрифта: - +

2.3. Обломки мозаики

    3. Обломки мозаики


    Реа оглянулась. Лас брела по коридору, погружённая в задумчивость.
    — Что-то хотела спросить, Ласточка?
    — Реа... извини, что отвлекаю. Я беспокоюсь за Май. В номере её нет. В парке её нет. В Университете никто не видел. Никаких записок, никто ничего не знает. Может, ты...
    — Нет, Лас... Я тоже не видела её. Но она не ушла бы в город без охраны. Она дала слово.
    Лас кивнула и двинулась в главный корпус — к парадным воротам.
    Реа проводила её взглядом, оглянулась...
    Пациенты. Обычная, нормальная жизнь лечебницы. Четыре бурных дня позади. Что это им принесло? Много интересного. Много нового. Теперь встречаться можно только по вечерам... что ж. Немного спокойствия не повредит.
    ...Лас в который раз пересекала парк, делая круги вокруг озера, пока не почувствовала, что ноги уже болят. Вовсю пели птицы, бесстрашно сновали белки и бурундуки. Ягоды зреют...
    Странно... а здесь всё иначе. Птицы умолкли, под ногами — поникшая трава, покрытая капельками росы. Лас замерла.
    — Лас, — послышался спокойный голос. — Если ты никуда не торопишься...
    Майтенаринн сидела на плоском камне. Отсюда открывался чудесный вид на озеро. Как можно было не заметить её? Лас-Таэнин могла поклясться, что проходила здесь раза четыре.
    Диадема лежала у Май на коленях. Выражение лица Светлой было задумчивым. Впервые с начала Выпуска Майтенаринн облачилась в повседневную одежду.
    Лас молча присела рядом.
    — Лас, — Светлая повернула голову. — Может быть, ты сможешь ответить. Кто я?
    Лас опустила голову.
    — Рано утром меня пригласили на опознание, — продолжала Май. — Я пошла. Боялась, что мне станет плохо. Но я ничего не почувствовала, ничего. Мне показали то, что осталось от матери, от отца, от тётушки, от всех остальных. А мне было всё равно. Скажи, как такое может быть?
    Лас осторожно взяла Майтенаринн за руку. Рука была холодной, неживой.
    — Я почти никого не помню. Я помню день, когда проснулась. Тех, кого видела в тот день. Тех, кого видела потом. Я начинаю припоминать, Лас, уже начинаю. Мне страшно. Я причинила всем вам много неприятностей. Очень много. Такого, что не прощают, никому.
    Лас присела перед Майтенаринн, взяла её за обе руки. Светлая закрыла глаза.
    — Я хотела умереть. Но Дени... он хотел, чтобы я жила. Дядя просил меня жить. Реа, Саванти... они хотят, чтобы я жила. Я не думала, что это может быть так тяжело.
    Лас осторожно привлекла её к себе, обняла. Светлая казалась холоднее льда. От неё исходило жуткое безразличие, ко всему на свете. Май, что с тобой?
    — Дома я иногда плакала, Лас, — Май заговорила совсем тихо. — Это помогало. Я попыталась, здесь... Мне нужно было. Но слёзы кончились.
    Лас молча прижимала её к себе.
    — Я справлюсь, Лас, — Май сглотнула. — Я выдержу. Но я должна знать, кто я. Обязана. Ты часто видела меня, Лас. Или кого-то похожего. Прошу, расскажи, кого ты видела.
    Лас прижала её крепче... медленно отпустила, помогла усесться. Встала, взяла с колен у Май диадему, коротко поклонилась знаку Утренней Звезды. Аккуратно надела на голову Светлой. Та хотела усмехнуться, но вид у Лас был серьёзным, как никогда. И Май ощутила, как безразличие покидает её. Она взглянула в глаза Лас-Таэнин. Та кивнула.
    — Это была не ты, Май, — Лас отвечала твёрдо. — Это был кто-то ужасный, злобный, мстительный. Я расскажу, как только ты захочешь. Кроме того, Май, твой дядя жив. Его ведь не нашли там, в руинах дома. Ты говорила, он оставил какие-то бумаги. Надо найти их.
    — Я не уверена, что он жив, — отозвалась Май, извлекая телефон.
    Лас недоумённо подняла взгляд.
    — Идём, — вместо пояснения позвала Майтенаринн, поднимаясь на ноги.
    Поблизости был тоннель. Один из многих. Парк изобилует пещерами, тоннелями, переходами. Всюду чисто, удобно. Вот и здесь — в нише недалеко от входа скамейка. Лас присела рядом с Майтенаринн. Зябко.
    — Сегодня утром я заметила: есть не принятое сообщение, — указала Май. — Саванти забыл сказать мне — не до того было, сама понимаешь. Вот что я увидела...
    Она положила телефон рядом с собой, на скамейку, прикоснулась к сенсору.
    Голо-развёртка. Слабое изображение. Тот, кто передавал, был далеко, да и с освещением там неважно.
    — Май, — дрожащее, но вполне различимое лицо дяди Хельта. — У меня мало времени. Слушай, как отыскать маяк. Я не могу говорить координаты, ты должна догадаться. Восемь три, три шесть, два один. Помни наш с тобой пароль. Помни игры.
    Треск. Изображение пригасает, затем вновь возвращается.
    — Май, она хочет убить вас всех. Вас ещё трое...
    Скрип, далёкий гул.
    — Я не позволю ей уйти.
    Треск.
    Изображение вновь проявляется.
    — Май. Помни. Остров, маяк, буря. Всё это было. Это не сон.
    Дядя оглядывается.
    — Прощай, Королева. Живым ей меня не взять.
    Щелчок. Пустая развёртка — слабая серая дымка в воздухе. Май поспешно протянула руку, остановила воспроизведение.
    — Май, — Лас указала на цифры счётчика. — Смотри, ещё не всё!
    — Да, Ласточка, — Лас ощутила, что Май страшно. Очень, очень страшно. — Там есть ещё что-то. Чуть меньше минуты. Я боюсь смотреть, понимаешь?
    Лас кивнула.
    — Когда сделана запись?
    — Незадолго до штурма. Когда Реа заколдовали... когда она чуть не убила нас всех.
    Ласточка молчала.
    — Лас, — Светлая взглянула ей в лицо. — Мне страшно. Но мне страшно по-другому. Когда тётя... да пребудет под Светом... хотела усыпить меня ещё раз, я знала, чего боюсь. Теперь — боюсь чего-то неизвестного.
    Лас положила ладонь ей на локоть.
    — Май, — голос её оставался спокойным. — Может быть, именно этого от тебя и хотят?
    Светлая поднялась.
    — Может быть. Я чувствую... нет, честно... я знаю, меня кто-то ищет. Не обязательно злой. Но не знает, как найти. Я хочу узнать, кто я, Лас. Помоги мне.
    — Чем смогу, — Лас кивнула. — У меня теперь много времени. Для начала... Ты ищешь какой-то маяк. Я могу поискать разгадку. Обожаю головоломки.
    Май кивнула.
    — Спасибо, Лас. Мне так нужно, чтобы кто-то был рядом. Очень нужно. Просто был рядом.
    — Май, — Ласточка крепко схватила её кисть. — Обещай, что я всегда буду знать, где ты.
    Светлая улыбнулась, сняла перчатку, прикоснулась ладонью к щеке Лас-Таэнин.
    — Обещаю, — кивнула она. — Ты всегда будешь знать, где я.
    Лас вздрогнула. Ладонь Светлой показалась раскалённой добела. Но ожога не осталось.



Константин Бояндин

#30197 в Фэнтези
#14068 в Фантастика

В тексте есть: магия, другие планеты

Отредактировано: 11.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться