Ступить за грань

Размер шрифта: - +

Часть 1. Глава 4. Глубины.

Глава четвёртая

Глубины

 

Когда мы вернулись в вирм, койка Жерона уже была пуста. Как, впрочем, и наши сумки.

– Вот… козёл… –  зло прошипела Катя, читая лаконичную прощальную записку.

Её никто не ответил.

Четвёртый ярус был тёмным и тесным, особенно по сравнению с третьим, где потолки едва не терялись в темноте над головой. По узким, полузатопленным проходам порой приходилось протискиваться боком. Чёрные, покрытые какой-то склизкой дрянью стены влажно переливались в свете факела. Пахло сырой затхлостью, гнилью и водорослями. В густом, слоёном воздухе не ощущалось ни малейшего дуновения. Стоячая вода тихо причмокивала и побулькивала у колен.

Монстры, под стать местечку, один гаже другого. Тошнотворные насекомые и их ещё более мерзкие личинки, мошка, забивающаяся в рот и нос. В воде, поднимающейся порою до пояса, сновали пиявки и ещё какие-то черви длиной с добрую змею. Камни над головой покрывали гроздья белёсых слизней. Их тельца отливали радужным перламутром в холодном свете магического шарика.

– Так… вниз мы ходили, направо ходили, – бормотал у очередной развилки Феоди, что-то помечая на карте.

Мы с Лини перетаптывались позади, она – чтобы согреться, я – чтобы не скучно было. Больше в группе никого не было: утренний сюрприз отбил всякое желание брать кого-нибудь в команду. Впрочем, в своей брезгливости мы уже раскаялись, и не раз. Эта часть пещер была нам и так великовата, а несбалансированная команда окончательно превратила бои во что-то непотребное из разряда садомазо. Но возвращаться к самой поверхности аж с четвёртого яруса только для докомплектации группы было долго и муторно. В итоге решили глянуть одним глазком что тут к чему – и сразу на выход.

Пока везло: несмотря на нашу недальновидность никого ещё серьёзно не ранили. Мы даже сумели набросать схему передней части пещер – которые, надо отметить, до сих пор не были описаны приключенцами. Первые два яруса – излазаны вдоль и поперёк, третий – изучен относительно неплохо, и примерный план его можно раздобыть у картографов-новичков, которым надоело перечерчивать выверенные до сантиметра копеечные схемы верхних этажей. Четвёртый же – терра инкогнита. Мало кто сюда забредал, да и то зачастую дело ограничивалось первыми коридорами: сложность резко подскакивала по сравнению с предыдущим ярусом. В городе шутили, мол разработчики пропустили пару-тройку уровней между третьим и четвёртым: что бы комфортно ощущать себя здесь, приходилось сперва усердно гриндить2. Так что народ, пробежавшись по паучьим уровням и, возможно, немного пообщавшись с духами, обычно разлетался куда глаза глядят в поисках лучшей доли.

Нам же торопиться было некуда. Мы не хотели рвать жилы ради призрачной мечты стать самыми-самыми,   и получали удовольствие исключительно от процесса. А что может быть приятнее, чем завалиться грязной, перемазанной своей и чужой кровью толпой на рынок и выставить карту неисследованной области на торг?

Феод наконец-то закончил вырисовывать мазанную-перемазанную кракозябру в блокноте (что уж поделать, если ты и ни картограф, и ни художник…) и, окликнув нас, забултыхал вперёд. Чёрная, в мерзких маслянистых разводах вода лениво плескалась у его ног. Мы двинулись следом.

Лаз – коридором эту нору назвать язык не поднимается – медленно сужался. Когда пришлось пригнуться, а потом и встать на четвереньки, задрав голову от воды, брат наконец остановился. Послышался его приглушённый, словно поглощаемы стенами голос:

– Поворачивай!.. здесь не пройти!..

Дальше туннель полностью уходил под воду.

Выбравшись на пятачок попросторнее, маг дал нам знак остановиться и вновь достал блокнот. Бумага была зачарована и воды не боялась – ради такого сокровища пришлось вновь залезть в долги. Некоторое время он изучал свои каракули, потом что-то черканул, поднял на нас глаза и озадаченно сказал:

– Эй, ребят… а другого-то прохода и нет…

Все некоторое время молчали.

– И что теперь? Поднимаемся?.. – нерешительно поинтересовалась Лини.

Федя почесал подбородок, вгляделся в тёмный провал лаза:

– Можно попробовать пронырнуть. Авось проход и поднимется.

– Вопрос в том, поднимется ли… – в нос буркнул я, прекрасно понимая, кто будет нырять.

Решали, разумеется, большинством, а значит недолго. Брат взял мои вещи, наколдовал личного светляка, и, хлопнув по плечу, напутствовал:

– Мы ждём тебя минут десять-двадцать, потом идем к камню возрождения3. Удачи.

– Да-да…

По мере того, как сжимался лаз, я всё больше и больше замедлялся. Наконец под потолком осталась лишь тонкая прослойка воздуха. Вонючая вода то и дело захлёстывала лицо. Стоять на четвереньках уже было тесновато, пришлось вытянуться и дальше продвигаться едва ли не ползком. Кожа зудела от множества укусов.

Я остановился, отдыхая и морально готовясь к нырку. И вот мерзкая жижа захлестнула меня с голвой. Чтобы не застрять, двигаться под водой пришлось очень медленно, мелко-мелко, насколько позволяла ширина лаза, отталкиваясь руками и ногами от стен. Проход, кажется, прекратил сужаться, но и расширяться не спешил. Мне почудилось, что сифон начал забирать вверх. Ободрившись, я прибавил ходу.



Алар Кушит

Отредактировано: 16.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться