Субъект

Размер шрифта: - +

Глава 8. Полярная роза

Прежде чем позволить мне покинуть заведение, нейрохирург напоследок настоял на взятии крови для биохимического анализа. Побуравив склянку с полученным материалом маниакальным взглядом, он отдал ее на центрифугирование, а мне же, пообещав при следующей встрече дать ответы на все вопросы, осторожно пожал руку и проводил в главный холл, где меня уже дожидалась перебивающей дыхание красоты сопроводительница.

– Давно не виделись, – саркастически приветствовала она меня.

– Ошибаешься, – многозначительно парировал я, – из поля зрения я тебя не выпускал.

– Должна признать, я тебя тоже, – контратаковала она, заставив меня с тревогой вспоминать, не делал ли чего-нибудь эдакого, что выставляло бы меня перед ней на посмешище.

– Наблюдала за протоколированием эксперимента, – продолжила она, – слов нет, одни эмоции. Как тебе это удается? Ты действительно всё видишь насквозь?

Я замялся. Мой взгляд предательски скользнул вдоль ее поясничного изгиба и ниже.

– Мм…ну да, почти…точнее, слишком…в общем, чересчур насквозь, – невнятно объяснил я.

Смущение красным потом проявилось на коже ее приподнятых скул.

– Я говорила с нашим главой, – взяв себя в руки, продолжила она, – но ничего вразумительного он мне так и не сказал.

– Предлагаю тебе записаться ко мне на индивидуальный тренинг. Уверен, совместными усилиями мы откроем в тебе точно такую же способность.

Девушка вежливо улыбнулась, но смолчала.

– Первое занятие бесплатно, – торжественно добавил я, уже безо всякой уверенности в том, что мою наспех придуманную шутку сочли удачной.

– Было бы время, – уклончиво пробормотала она, без видимой причины посмотрев куда-то в сторону.

– Временем распоряжаются наши потребности, – почему-то не сдавался я, – было бы желание, а уж оно бы выкопало несколько часов из мусора повседневных обыденностей…

– А что ты будешь есть на ужин? – резко спросила она.

Я украдкой глянул на ее поджавшиеся губы.

– Макароны из низших сортов пшеницы.

– А почему низших сортов? – не поняла девушка. – Высшие же лучше…

– Низших, потому что на более высокое качество лапши, что ты сейчас мне вешаешь на уши, пытаясь изобразить свой внезапный интерес, я надеяться уже не могу. Так вот, приду, сниму и приготовлю.

Она холодно улыбнулась, но даже столь незначительной кривизны линии ее рта мне было достаточно, чтобы вновь воспрянуть духом. Я фыркнул, отчего и она тоже залилась звонким, разряжающим обстановку смехом.

– Так что, если хочешь, чтобы сменил пластинку, так и скажи, – отсмеявшись, предупредил я.

– Как скажешь.

Мы помолчали, я судорожно думал, пытаясь сформулировать безобидную форму вопроса, отвечая на который, она бы, сама того не подозревая, обозначила величину всех моих шансов и надежд, возложенных на ее персону.

– А как ты провела это Рождество? – невинно поинтересовался я.

– Да как обычно, вместе… – она осеклась, подозрительно глянув на мое напрягшееся лицо, – а, понятно. Нет у меня мужчины, если ты про это.

Уголок моей губы непроизвольно поднялся. С тревогой и восхищением я смотрел на девушку, которая и без сверхпроницательного зрения видит все подводные камни в диалогах и без труда различает резонансную частоту колебаний моего хребта.

– А не находишь ли ты бестактным интересоваться личной жизнью на столь ранних порах?

– Ну, во-первых, любопытство, стоящее за этим вопросом, ты интерпретировала по-своему, вполне возможно, я этого даже и не подразумевал…

– Не юли, – перебила она, чуть повысив тон.

– Хорошо. Во-вторых, а к чему весь этот спектакль? – осведомился я, тоже чуть повысив голос. – К чему все эти формальности, которые лишь отодвигают от воистину интересующих нас вопросов?

– Вот так уже лучше, – одобрила она и захотела к этому добавить нечто еще, ее грудь уже было всколыхнулась от перехваченного назревающим вопросом дыхания, но недр ее сознания он так и не покинул. Мы приблизились к платформе с одним из подземных лифтов и стали молча наблюдать, как он авантажно выдвигался на поверхность.

– И часто ты назначаешь девушкам тренинги? – бесцветным голосом внезапно поинтересовалась она. – Насколько плотное у тебя там расписание?

Я чуть было не поперхнулся. Конечно, ее любопытство можно истолковывать по-разному, в том числе, как и невинное, но... все же…

– Никакого расписания, – воскликнул я, пропуская ее вперед в открывшееся чрево лифта, – я люблю спонтанность.

– Спонтанность? Как же ты тогда осуществляешь встречу? Случайно?

– Речь не о самой встрече, а о том, что будет в ее момент происходить. Не считаю нужным загадывать, готовить материал для тренинга заранее. Нельзя репетировать, потому как провести все, как и задумал – не удастся. Всегда будет некое отклонение от учебного плана, что собьет с толку, заставит нервничать. Нести чушь.



Андрей Нокс

Отредактировано: 16.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: