Субъект

Размер шрифта: - +

Глава 12. Тест Роршаха

Ближе к рассвету меня деликатно, словно мягким покашливанием дворецкого, разбудили пляшущие по комнате звуковые волны, которые мозг, стоя на страже сна моего сознания, исправно отклонял, отражая их подальше от естественного слуха. Но было в этих волнах нечто важное, важное даже по меркам моих слегка обновленных инстинктов, поэтому я и проснулся.

Дребезжащий телефон соскользнул со стола и плавно спланировал к кровати. Еще не привыкшими к свету, но однозначно незаменимыми для чтения электронных и рукописных букв глазами я уставился на экран. Номер был скрытым.

– Здравствуйте, – поприветствовал я нейрохирурга.

– Доброе утро, – отозвался он, – как спалось?

– Слишком хорошо… Чтобы воздержаться от упрека по поводу вашего раннего звонка.

– Да полно тебе, – бодрым голосом вскрикнул герр Полкомайзер, – а ты всегда отвечаешь на все звонки, даже самые ранние? Или реагируешь только на избранные?

– Если бы на этот вопрос была возможность не брать трубку, это и было бы моим ответом, – мудрено сострил я. Спросонья все мысли были мудреными…

Он хохотнул.

– Ну-ну, в любом случае, я тебе звоню по крайне важному делу.

– А разве раньше было как-то иначе?

– Не настолько важно было раньше, как сейчас, – его голос посерьезнел. Я внезапно вспомнил о своей вчерашней находке в разбитом стекле и напрягся, вжал трубку в ухо сильнее. – Видишь ли, прежние методы наших исследований оказались неэффективны перед лицом нашей новой, смелой задачи, представшей перед Айсбергом.

– Очень жаль, – не особо расстроившимся тоном пособолезновал я. Да и как меня отныне могли волновать их интересы, если они уж точно не смогут увидеть большего, чем был способен видеть я. Денег они мне не платили, да и трудоустраивать никуда, по-видимому, не собирались. Только и разговоров, что об открытиях, о долге перед человечеством. Когда я только основывался на неизведанной территории своих умений, у нас с ними был взаимовыгодный обмен знаниями. Теперь не было и его. А быть лабораторной крысой во имя науки я не собирался. Эти люди мне не нравились и больше не были нужны. – И к чему вы пришли?

– Мы сошлись во мнении, что единственный способ постичь все тайны механизма твоей способности заключается в гистологическом и цитологическом анализе тканей и клеток, а это, в свою очередь, возможно только…эм... – он сильно замялся и с явной неохотой выдавил из себя, – посредством биопсии*. Для этого нужно осуществить лоботомию…

– Стоп-стоп-стоп, – перебил я. Сонливость окончательно испарилась, а легкие скукожились, как если бы я вдохнул морозный воздух. – Речь идет об оперативном вмешательстве?

– Не волнуйся, это ведь не трепанация черепа, это простенькая в своем исполнении операция. Да и вообще, что за громкое слово «операция»! Я бы назвал это незамысловатой процедурой, которая займет от силы двадцать минут. Ты даже, – тут он сделал голос ободряющим, – уже в этот же день сможешь самостоятельно, без всякой помощи, дойти до дома.

– Нет, – ответил я.

Нейрохирург помолчал. Слышно было, как он нервно пожевывает губами.

– Я понимаю, как на это сложно согласиться. Но ты только представь, какие возможности откроются перед нами. Перед тобой! Мы сможем законсервировать эту способность! Мы сможем отрегулировать ее функции, устранив какие бы то ни было окольные и рудиментарные пути её использования. Мы расширим возможности всех людей… Равно как и твои тоже. Поняв и уловив суть твоего феномена, мы сможем перенести его в автоматизированные системы искусственного интеллекта и тем самым существенно облегчить жизнь каждого человека!..

– Я что, непонятно выражаюсь? – повторил я, начиная выходить из себя, – я сказал – нет. И обсуждению мое решение не подлежит.

– А я считал вас серьезным человеком, – тут же взвился он, – вы не понимаете, на пути чего пытаетесь встать! В вашей голове расположилось сердце, предназначенное готовому, но пока еще, в силу вашего эгоцентризма, безжизненному телу новых, революционных технологий. Этот святой грааль – он беспрекословно принадлежит обществу. А не вам! Так уж вышло, что заключен он в вашем черепе… и потому не вам решать, отдать его на наше попечение или же хранить его в недоступном для всех месте, дабы… пф, использовать в каких-то своих пустяковых целях. Этот феномен вам не для баловства!..

– Закончили? А теперь сотрите мой номер. Выкиньте меня из головы и вычеркните меня из ваших грандиозных планов навсегда! – ожесточенно рявкнув в трубку, я оборвал связь. Через полминуты он снова начал мне звонить, но я не брал. Мое сердце захлебывалось в волнах накатывающего адреналина. Отстанут ли?

Но он больше не звонил. Я понемногу успокоился, но ощущение нависшего над головой дамоклова меча не покидало до самого обеда, пока телефон вновь не зазвонил, но на сей раз номер дипломатично высветился на экране.

– Да?

– Добрый день, – официальным тоном то ли поприветствовал, то ли констатировал весьма умозрительный факт голос из трубки, – прежде всего, я хочу от лица всей нашей организации Айсберг попросить прощения за недавно состоявшийся необдуманный разговор между Вами и одним из наших сотрудников.



Андрей Нокс

Отредактировано: 03.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: