Subsistentia.

Размер шрифта: - +

Эпизод VII

    Яркий свет ударил в глаза. Дезориентация и временная слепота не позволяли точно определить, где я нахожусь в данный момент. Всё тело онемело, а конечности были привязаны к постели.
Спустя несколько минут, зрение вновь вернулось ко мне, и я смог разглядеть окружающую обстановку: это была белая комната с большим количеством лампочек, светящих отовсюду. Грудь всё так же болела, но на этот раз боль была иного характера — словно меня разорвали на кусочки и сшили заново. Однако теперь эта боль была, к счастью, гораздо легче, чем прошлая.

«Или я уже привык? Может я умер, а это просто своеобразное чистилище — иллюзия, имитирующая рай. Поздно ли исправлять свои грехи? Стоит ли жалеть о прожитой жизни? Определённо. Жить в неволе, в грязи и под постоянным надзором в страхе, что утром к тебе постучат пара амбалов, которые сотрут твою личность с лица земли раз и навсегда.
Хах, «личность»...
Глупое слово в моей ситуации. Слабый, мягкий послушный пёс, раб режима. Без цели, без жизни, без семьи. Типичный слизняк, коих в мире не сосчитать. Какой прок от моего существования? Я лишь закрывал глаза на преступления против человека, против жизни и мыслей, против того, чего мне как раз не хватает. Если бы я поднялся и сказал: «НЕТ, я не буду это терпеть!» Если бы это сказали все мужчины, женщины, дети, старики, — мы бы добились правосудия. Или нас всех бы забили, как животных, что более вероятно. Наши жизни ничего не стоят. Моя жизнь ничего не стоит...

Нет, соберись.

Что если я ещё жив, если во мне ещё есть хоть немного разума? Я никогда больше не закрою глаза на преступления против человека. Я буду свободным, я буду нести свободу людям.
Идея будет жить!
Если только во мне не горит максимализм, и я не умру в ближайшие 5 минут.»

В комнату вошел полноватый мужчина в очках и белом халате. Он молча подошёл к столу, находящегося около моей головы и стал разбирать бумаги. От него пахло медикаментами.
«Я уже и забыл, как они пахнут. Последний раз я помню этот запах в своём автомобиле, когда возил местного доктора к пациентам. Всегда было загадкой, где этот бедный, худощавый человек с плохим слухом и отсутствием поддержки сверху доставал лекарства. Он спасал детские жизни и жизни их родителей, он был местным героем, ангелом-хранителем, человеком на которого всегда хотелось равняться. Пока за ним не пришли...»
— Так с, — доктор говорил, причмокивая, — Смитт, Смитт, Смитт. А! Тот самый Смитт, припоминаю.
Доктор продолжил разбирать бумаги.
— Мы же ведь Вас с того света вытащили. Ваша жизнь нам дорого обошлась.
— Я жив?
— Ну не знаю, как по мне, так живы.
— Зачем? Зачем вы меня спасли?
— Что за вопрос такой? Чтобы Вы жили, конечно. — Доктор звучал удивлённо, а из его уст вырвался глухой смех.
— Разве это смешной вопрос?
— Скорее глупый. — Доктор резко стал серьёзным. — Как себя чувствуете? На что жалуемся? Боли, недомогания?
— Вроде ничего. Я только очнулся. Только непонятная боль по всему телу беспокоит.
— Ну, оно и понятно. — Он снова противно причмокивал. — Я оповещу сестру о курсе лечения, а Вам стоит поспать, Вас ждёт мрачное будущее.
— Мрачное? Что вы имеете ввиду? Доктор, где я?
— Там же, где и раньше.
Доктор вышел и комнаты.

«Я жив. Надеюсь, это хорошая новость.»

В комнату вошла молодая девушка в белом халате.
— Мистер Смитт, Вам пора спать. Завтра Вас ждёт увлекательная беседа.
— С кем?
— Увидите.
Девушка набрала в шприц какое-то вещество красного цвета и приблизилась ко мне.
— Сейчас будет немного больно.
— Стойте! Не надо! Я выспался!
— Не дёргайтесь, вам же хуже.
Слабость лежала на мне тяжким грузом, а все попытки порвать оковы моей личной тюрьмы были тщетны. Острая игла впилась в вену. Я мог чувствовать, как это вещество смешивалось с моей кровью и отравляло её.
В глазах помутнело и пропало чувство гравитации, словно я улетел куда-то далеко. Словно я не здесь, словно я где-то в другом месте.




В раю.



Lord

Отредактировано: 08.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться