Судьба на выбор

Размер шрифта: - +

Глава 19

Глава 19

 

Прочитать долгожданную весточку от Гвенды хотелось поскорее, но не выгонять же из дома подругу в таком расстройстве! Обычно словоохотливая и неунывающая Джесмин выглядела сейчас бледным подобием себя прежней. А письмо бумажное, может и подождать немного.

Несмотря на то, что погода улучшилась, настоящее тепло ещё не пришло. Особенно вечером чувствовалось, что весна в здешних местах не самая ласковая и наступает поздно. Север королевства!

Зато какой уютной становилась квартирка над школой, когда в ней заваривали чай – недешёвый, поэтому расходовался экономно – и садились за стол. Ворчливое пыхтение закипающего чайника, позвякивание посуды, запах далёкого южного лета, пропитавший чайные листья с добавленными к ним сушёными ягодами. Вот и дочь старосты, кажется, оттаяла и даже улыбнулась – почти, как раньше.

— Если не хочешь говорить… – неуверенно начала Гвен, пододвигая поближе к гостье нарезанный хлеб и вазочку с малиновым джемом, который варила Талула. Больше к чаю в буфете ничего не нашлось. – Если не хочешь говорить, что случилось, я пойму.

— Да о чём тут молчать, если скоро вся деревня знать будет? – махнула рукой Джесмин, едва не столкнув на пол чашку – хорошо ещё, что пока пустую. – Изменил он мне. Снова.

— Кто-то рассказал? – с сочувствием предположила Гвен.

— Нет. Если б рассказали, я бы, может, и не поверила. Сама видела – собственными глазами!

Гвендолин захлопала ресницами, однако не так изумлённо, как можно было ожидать. Потому что вспомнились разговоры про батрачку и «зелёную юбку». А ещё – что жених приятельницы ей сразу не понравился.

— Ну, ладно, раньше, — рассуждала собеседница уже спокойнее. – Ещё до помолвки. Но сейчас-то мы обручены, а он опять за своё!

— Джесмин… – Гвен тронула её за руку. – Может быть, это судьба? Зачем тебе спешить с замужеством? Ты ведь ещё молодая, и родители тебя так любят, не торопятся поскорее сплавить.

— А и правда! – согласилась та и, наблюдая за тем, как учительница разливает по чашкам свежезаваренный чай, поинтересовалась: – Криспин Дэй был в замке альда Торнбрана вместе с тобой? Так?

«Ничего-то от деревенских не скроешь!» – подумала Гвендолин и кивнула – не отпираться же.

— А что он там делал? – продолжала расспрашивать Джесмин.

— Чинил для альда Торнбрана… часы, что же ещё? – отозвалась она. Пришлось солгать. Почему-то не хотелось рассказывать про пистолеты, в которых часовщик на удивление хорошо разбирался.

— К нему и в деревню приезжают какие-то люди для починки, — заметила дочь старосты, намазывая на хлеб щедрую порцию джема. – На фермеров не похожи. Городские, наверное.

Гвен вспомнилась та случайная встреча, когда она видела Криспина в городе в сопровождении весьма подозрительного вооружённого типа. Или она всё же обозналась, и с тем бородачом беседовал другой человек, просто похожий на него? Но отчего-то на душе вновь стало тревожно.

Больше они не говорили ни о Криспине, ни о женихе Джесмин. Обсуждали романы, погоду, других общих знакомых. Гвендолин вкратце и без всяких упоминаний об артефакте поведала о замке мага и гостившей там Флориане.

— Вот ведь бесстыдница! – фыркнула приятельница. – Без семьи и даже без компаньонки поселилась у одинокого мужчины! А туда же – благородная альда!

— Не нам её осуждать, — пожала плечами Гвен. – Она, кажется, выросла в колониях. Может, там другие обычаи.

— Но сейчас-то она здесь! Если они не поженятся, эта особа будет опозорена! Хотя она, должно быть, полагает, что богатое приданое способно решить все проблемы!

Когда Джесмин ушла, Гвендолин наконец-то распаковала письмо от подруги по пансиону. Той самой, с которой они обменялись именами. И… судьбами.

«Дорогая Гвен! Пишу тебе уже второе письмо. Первое ко мне вернулось – на почте замарали твой адрес. Ты уехала в такую глухомань, что даже письма идут очень долго. Наверное, ты уже пожалела о своём решении, правда? Неужто не пожалела? Только, пожалуйста, не обманывай меня!

Мне так стыдно перед тобой… Знала бы ты, каким замечательным окажется твой жених, то не захотела бы поменяться со мной местами даже на один день! Он красивый, воспитанный, умный, из хорошей семьи. Почти все его родные умерли, так что я познакомилась только с его вдовой тётей, а также с кузиной и её супругом. У них недавно родился сын – до чего же прелестный младенчик!

Ах, Гвен! Мы с Домиником – именно так зовут того, с кем, поспешив с решением, ты даже не пожелала встретиться – полюбили друг друга. И я поняла, что не смогу обманывать его дальше. А потому рассказала правду. Что я не такого высокого происхождения, как он думает. И что зовут меня Гвенда Грин, а не Гвендолин Фолстейн. Ты ведь простишь меня?..»

Гвен вздрогнула, и листок едва не выскользнул из пальцев. Взгляд метнулся к окну, за которым шелестел в ветвях дерева ветер, и те отбрасывали на стену пляшущие тени. Казалось, точно в этом звуке вот-вот послышатся чужие шаги или стук в дверь. Гвендолин поднялась и задёрнула занавеску. Затем снова села на край кровати и вернулась к чтению.



Светлана Казакова, Ирина Шевченко

Отредактировано: 01.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: