Судьба Некроманта

Размер шрифта: - +

Исповедь магистра инквизиции

         Вот и все, теперь все. Вампиры повержены, теперь все под властью инквизиции. Михаил смотрел на последствия этой кровавой бани. Это было ужасно. Человеческая кровь перемешалась с кровью вампиров. Люди растерзаны, тела вампиров порублены. Раненым оказывали первую помощь. А трупов, сортировали по тому, насколько они изуродованы. А вот    вампиров, выбрасывали в окна, в лучах солнца их тела сгорали. Это была победа, не такая легкая, как рассчитывал Михаил, но все ж победа. Теперь осталось дело за малым, сжечь дочь покойного графа Пальмера Елену, и весь город, все его окрестности, будут во власти магистра.

         На улице уже была ночь, и рыцарей разместили в замке. Михаил не мог уснуть. Он бродил по замку. Его мучили голоса. Он называл их ангельскими. Теперь они ему говорили, что замок очищен, что земли очищены. Что теперь осталось сжечь Елену, причем в самом скором времени. Но кое-что все ж беспокоило магистра. Его беспокоило то, что один из жителей этого замка остался жив. А именно Авель. Этот наглец, который позволил себе дерзость в отношении магистра на балу. Который позволил себе дерзкое нападение. И который решил его учить жизни. Слова наглеца задели Михаила. Он, конечно, знал, что его обманывали, как оказалось, но он продолжал винить своего кровного отца, винить в смерти своей матери. Казалось бы, радость должна переполнять, победа над злом, но, ни радости, ни покоя, не было. Слишком много погибло при штурме замка. Даже Габриил, верный слуга, ассасин ордена и самого Михаила, был повержен, повержен от руки полукровного вампира. Теперь, остались лишь единицы, которым сам магистр мог доверять. До рассвета еще было время, но даже он не скроет того что тут произошло, ни дождь, ни гроза, не смоют с рук и земли пролитую кровь. И ничто, не сможет оправдать действий инквизиции, перед вампирами. Перед людьми они оправданы церковью, а вот перед остальными, а перед остальными и оправдываться не стояло. Остальные это ничтожества, исчадья тьмы, отродья, которые заслужили смерть. Которых нужно истреблять, ведь из-за них, столько печали и бед. Так считал магистр и его приверженцы, близкое окружение, как и сама церковь. Но вот у самих, этих отродий, была другая точка зрения, которую и услышал Михаил от этого дерзкого полукровного. С одной стороны он был прав, но вот с другой, с другой стороны он не пережил того что пережил Михаил, как казалось ему самому, на его глазах не убивали его мать, ему с самого детства не внушали, того что только церковь есть добро, а вот все остальное зло. Все что не есть человек, это порождение бездны, убийцы и зло в плоти. Но вот со временем даже у магистра менялось мировоззрение, он понимал, что даже люди не есть добро. Но противоречить церкви, которая его вырастила, дала возможность отомстить, он не смел. Как и не смел, усомнится в том, чего его обучили.

         С самого детства, Михаила, обучали только одному. Убивать. Убивать вампиров, ликанов, ему лгали, лгали о его происхождении, лгали о том, кто убил его мать, точнее, можно сказать не лгали, а просто приукрасили в том свете, в котором это было выгодно церкви и ордену. В это хотелось верить магистру, но на самом деле, кому и стояло винить себя в смерти Лилии, так это именно самого Михаила. Ведь из-за него она погибла, она погибла, защищая его. Но признать виновным себя, значит признать что церковь и все, все, что делал Михаил, во все, что он верил, было враньем, обманом, и делалось лишь в свое благо, а не во благо великой цели единой веры и очищения земли от скверны. Он не хотел это признавать, и поставил себе за цель, что чтобы не случилось, он все равно будет верить именно в то, что считает правильным. И для себя, он поставил веру во власть. Ведь именно власть давала безграничную силу. Больше всего власти было у церковников, и инквизиция это понимала, особенно это понимал Михаил. И он принял это. Власть веры. Тебе будут поклоняться словно богу, тебя будут уважать, боятся, провозгласят дланью господней. И именно этого он добился. Он захватывал города, убивал сотни, тысячи, и неважно было, действительно это нечисть, или же просто не согласен. Всегда можно было объявить человека виновным в служении тьме. Очистить огнем, и прикрыться деянием во славу единой веры, церкви и света. А кого нельзя было устранить, таким образом, всегда могут убрать те, кто обязан тебе жизнью. Именно этого он и добился. Очередной город был под властью инквизиторов, под властью Михаила, и эта власть опьяняла его, он не хотел уже ничего менять. Он сам поверил в сказку, которую придумал, воплотив её в реальность, приняв её за истину. Больше ничего не существует помимо цели, а любые средства оправдывает цель. Пусть даже жить слепо придется, с верой. Ничто не есть истинно, все дозволено. Михаил всегда оправдывал себя, нет, не перед кем то, а перед самим собой, перед своей совестью. Ему не надо было оправдываться перед другими, для других он уже давно был наравне со святыми. Он был идолом, кумиром, дланью господа в плоти. И это ему нравилось, а теперь, в полдень, он казнит невинную девушку, которая просто влюбилась не в человека, а вампира, в прошлом некроманта. Она даже не знала, что приглянулась магистру. Но у него уже был коварный план, он предложит ей спасенье, но это спасенье будет стоить ей свободы.  Свободы выбора, ей придется отречься от любви, если она согласится, и стать, его, стать собственностью Михаила, которой он сможет управлять, помыкать, делать с ней что захочет. Даже отдавать её тело подчиненным для развлечения. Лишь для того что бы быть еще влиятельнее, быть тем кем он сам себя видит. Не выглядеть жалким в глазах других. И получать то, что он хочет, любым способом. Даже самым отвратительным.

         Утро застало Михаила за размышлениями. Он так и не сомкнул глаз. Он для себя многое принял. И теперь, когда победа в его руках, он сделает все что угодно. Но не отдаст её никому. Его опьянила власть, опьянила в тот момент, когда он стал предводителем ордена. Все сокровища в замке были собраны и погружены на повозки. Рыцари уже были в седлах, и теперь, лишь оставалось въехать в город, заявив о победе, заявив о себе, о том, что теперь власть в его руках. И более никто, никто не смеет противиться воли Магистра, никто не смеет сомневаться в его чести, в его верности, в его деяниях, в нем. С такими мыслями, Михаил оседлал своего коня, и караван с грузом отправился в город. А Михаил вез голову, голову своего родного отца, как напоминание о том, из-за кого в его жизни происходят все беды, по его мнению…



Отец Хмель

#13749 в Фэнтези
#5781 в Любовное фэнтези
#5143 в Разное
#1160 в Драма

В тексте есть: любовь, вампиры, драма

Отредактировано: 28.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: