Судьба одиночки

Размер шрифта: - +

Судьба диночки

Часть первая «Дом, милый дом»

«Зима. Снова зима… Нет, не люблю я зиму, не побродить тебе спокойно, ни за новостями в бар нормально не сходишь. Электры же почти не видно, да и на кабана в снегу наступить можно, а этот о круче всяких секачей будет, чернобыльский же, тварь еще та. На две части располосует и не поздоровается даже. Но как ни крути, а задница сзади. Придется окинуть берлогу да к яйцеголовым плестись на Янтарь»…

Размышлял про себя Схимник сидя в кладовке и перебирая скудные запасы харчей. Все же эта зима в Зоне для нее самой была аномальной, обычно тут постоянно как осенью, лишь летом немного теплее и слякоти поменьше. А тут привалило. Снега выпало больше нормы, да и мороз ударил под 25 градусов по Цельсию, а для Зоны это уже не шуточки, с тутошней то влажностью. Схимик и не заметил, как к нему подобрался тушканчик, запрыгнул ему на руки и жалобно запищал.

- А, это ты Пыскля. Что голоден?

Схимник сунул за пазуху руку и достал сухарик. Разломив его пополам часть он отправил в рот себе а вторую протянул зверьку. Тушканчик лишь обнюхал угощение и брезгливо пискнув отвернул свою то ли крисиную то ли мышиную морду.

- Брезгуешь тварь? Сахарку хочешь, а нет сахара. К яйцеголовым надо идти за ним. А так не охота. Ладно, пошли, что ли печь натопим, а то уж совсем зябко, даже в доме чувствуется, что зима на дворе.

Держа в руках зверька, сталкер поднялся со стула и направился в комнату, которая слуговала и спальней, и кухней и столовой заодно. Схимнику удалось найди небольшой домик в лесу, скорее всего это была сторожка, так как тут было всего две комнаты. Одну он определил сразу под комору а вторую обжил. Сталкеры, которых он вытащил уже было с того света, помогли ему обустроить дом. Построили небольшую печку, которой как раз хватало что бы комнатушку нагреть да еду приготовить незаурядную. Тут же Схимник и операции проводил. Не хотел он пафоса, да и как для отшельника ему и этого хватало. Положив в печку дрова, он немного полил их жидкостью для зажжения костра и с помощью охотничьих спичек поджег. Огонь сразу же принялся пожирать свою пищу, а в животе сталкера урчало, словно там стая плотей решила устроить соревнования формулы один.

 

Послушав треск горящих полен, сталкер сел на стул у стола. На руки к сталкеру тут же запрыгнул тушканчик.

- А, Пыскля, снова ты.

Зверек уставился на сталкера жалобными гляделками.

- Эх, вот умеешь же ты, Схимник полез в карман и достав кусочек сахара протянул тот живности, на, это последний, специально держал дял чая, но разве тебе откажешь…

Зверек подобием передних лапок схватил сахарок и начал его грызть явно довольно урча.

- Эх, а вот теперь придется переться к яйцеголовым….

Сталкер согнал тушканчика с рук и подошел к шкафу. Открыв его, он достал оттуда заношенный ватник, двустволку вертикалку и поношенный вещмешок.

- Ну Пыскля, сторожи дом, я скоро вернусь.

Сталкер направился к выходу, а зверек лишь недовольно что-то пискнув в след ускакал в угол догрызать сахарок…

Часть вторая «Путь»

Зимний лес, он всегда выглядит красиво, а вот зимний Рыжий лес, это вовсе нечто. Белый снег, поверх рыжих листьев, которые так и не опали. Причудливые деревья, напоминающие сказочных зверей. Вон там северный олень, а там, Дед мороз с его оленями, а нет, показалось, это контролер взял под контроль стайку псов и ищет себе поживу, будь Схимник не шаманом а обычным сталкером, его уже сожрали бы, а так, он спокойно может пройти мимо и его не тронут, а оружие, оружие лишь от мародеров и бандитов защита. Сталкер прошел мимо контролера с сами и медлительным шагом направился в сторону Янтаря, все же туда ближе всего, конечно же можно было и в бар 100 рентген отправится, но идти через армейские склады не хотелось, во первых снова растаманы свободовцы пристанут, со своими просьбами «научи да научи мимо мутантов ходить не стреляя», а во вторых не охота встретить мародеров и ввязываться в перестрелку. Ведь то еще те твари, пока не обчистят не отпустят, и то не факт что живым…

 

Смотря по сторонам и передвигаясь по скрепучему снегу, выверяя и обдумывая каждый шаг, ведь можно и на лежку кабана нарваться, или еще чего хуже, в жгучий пух вляпаться,или в электру влететь, а хуже всего в паутину, жуткая вещь, может разрезать, а может и просто сковать, и будешь погибать от голода и холода, и откуда берется только не понять. Схимник, правда, научился паутину использовать в своих целях. Используя реагенты, он превращает нити данной аномалии в нити, сверхпрочные, которые можно как в ткани использовать, так и хирургии, из-за схожести по составу с серебром организм их не отторгает, в последнем он эти нити и использует. Сколько раз уже тот же Сахаров, Бармен пытались выпытать секрет нитей, а сталкер все не колется, ни по пьяни, ни на трезвую голову, и даже с бодуна не выпытаешь за кружку воды, есть у него смесь какая-то, выпьет, и нет у него похмелья на утро сколько бы не выпил перед этим.  

Но, из-за зимы, артефактов на продажу у сталкера не было, и он на этот раз нес свое сокровище, свою аномальную нить на продажу. Ему не хотелось ее продавать, но голод не тетка, ждать не будет. Мимо все мелькали деревья, вон в трехстах метрах дерево-кукловод стоит припорошенное снегом, а у его зомби бродят, словно дети водят хоровод у ёлки. Где-то вдали завывает пес, словно поет мелодию колокольчиков, только понятную ему и Зоне. Химеры же в это время и не бродят, они как медведи, залегли в спячку в своих берлогах. Схимник и не заметил, как добрался до ворот комплекса, где ранее работал пси-излучатель. Теперь же это безопасное место, относительно правда, ведь зомбированных сталкеров, как и обычных зомби, тянет сюда все равно,   словно память, или еще что, но их тут как мух на гов…, пчел у меда.



Отец Хмель

Отредактировано: 28.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: