Судьбой назначенная встреча

Размер шрифта: - +

Кунгур

Ведь что такое жизнь? Долгий неизведанный путь. Никогда не знаешь, что дальше: прямая наезженная колея, развилка или крутой поворот, уводящий в сторону от протоптанного пути?

Письмо пришло как раз вовремя! Бывали в жизни Валерии периоды, когда скользить по одним и тем же рельсам ужасно надоедало, когда все, что окружает, окончательно приедалось, однообразие жизни нагоняло тоску, а душа отчаянно ждала перемен. Вот и сейчас это состояние стало просто невыносимым!

Нет, она любила свою работу и не представляла жизни без нее, она очень любила поселок Красный луч и людей, знавших ее с детства. Но после развода с Вольгиным в ее жизни совершенно ничего не происходило, вернее, все было так, как и несколько лет назад, а душа так жаждала какого-нибудь праздника и перемен!

Даже ее 30-летие прошлой весной отметили, как отмечали в школе все и всегда – накрыли в буфете столы. Летом тоже не пришлось никуда съездить. Мама лежала в больнице, а потом с помощью Вольгина Лера отправила Елизавету Павловну долечиваться в санаторий.

Вольгин часто заходил к ним, когда болела мама, а после ее возвращения иногда справлялся, не надо ли чем помочь. И Елизавета Павловна то лампочку просила его ввернуть, то радиоприемник починить… Вину ли свою Глеб чувствовал, или жена все-таки зацепила его и он надеялся ее вернуть? Мать считала, что второе, но Лера сомневалась: с ней Вольгин только здоровался и говорил о лекарствах. Да Лера и сама держалась отчужденно: она не хотела подавать ему никаких надежд.

 

Белый прямоугольник лежал на столе, когда измотанная шестью уроками Лера пришла из школы. Ах, этот четверг! Самый трудный день… Усталость была такой, что Лера, бросив портфель на стол, прямо в пальто повалилась на диван и лениво взяла конверт. Из Перми! От Маринки!

Они все еще иногда переписывались. Марина – единственная из подруг, которая не обзавелась семьей, и у них по-прежнему было много общего.

Ну, вот и Маринка прислала приглашение! Вытащив открытку, Лера стала читать вложенное в нее письмо. Подружка писала, что, наконец, выходит замуж, а жених ее из Кунгура, небольшого уральского городка, где и назначена свадьба.

Рассматривая разрисованную розами и кольцами пригласительную открытку, Лера со слезами на глазах вспоминала улыбчивое Маринкино лицо, рассыпанные по плечам черные кудри и широкую открытую душу институтской подруги. Маринка была именно тем человеком, с которым можно говорить абсолютно обо всем, с кем так хорошо и грустить, и веселиться!

Лера была очень привязчива, и ей не хватало прежних подруг: Ксюши, которая теперь жила в городе и виделась с Лерой пару раз в году, и Маринки… С той вообще не встречались несколько лет! Одноклассники тоже давным-давно разъехались кто куда, лишь изредка кто-то из них появляется в поселке. У всех теперь своя жизнь, старые связи ослабевают…

А как было бы хорошо поехать на эту свадьбу! Еще раз побывать на Урале, встретить институтских друзей, которые, конечно, приедут на торжество! Но это невозможно… Или возможно?

– Мам! – Лера вскочила, скидывая пальто, и побежала на кухню. – Маринка замуж выходит! Приглашение прислала.

Мать знала всех ее подруг – кого лично, кого по дочкиным рассказам, потому принимала близко к сердцу судьбы всех ее друзей.

Вот и сейчас она обрадовалась не меньше дочери:

– Ну, слава богу! Вы с ней одни засиделись!

– Мне так хочется поехать! – Лера прижала открытку к груди и мечтательно закрыла глаза. – М-м! Как хочется!

– Ну, так поезжай! – сказала Елизавета Павловна так, словно Марина жила в соседнем городе.

– Но как? – вздохнула Лера и тут вдруг со всей ясностью представила, как это можно сделать.

– Да, вот если б на пятницу и субботу отпроситься: у меня там совсем мало часов; а в понедельник – свободный день; а во вторник, если с последних уроков отпустить детей, – рассуждала она, присев на стул, – то у меня было бы целых четыре дня, и я могла бы съездить…

– Ну, так и съезди, – опять повторила мать.

Она что? Всерьез?

Лера перестала качаться на стуле и задумалась. Зарплату она получила несколько дней назад. В шкафу лежит заначка – пятьдесят рублей, так как она каждый месяц откладывает по десятке, чтобы к лету набрать сотню и добавить к отпускным. Еще у нее осталось немного денег на сберкнижке, поскольку этим летом она никуда не съездила. Жилье и стол у подруги обеспечены, деньги нужны только на дорогу и подарок – того что есть, пожалуй, хватит с лихвой!

На отпускные летом она купила дорогие теплые сапоги, а в шубу сшила в прошлом году... Нарядное платье после 30-летия надевала лишь раз – на Новый год; оно так и висит в шкафу. Получалось, что препятствий-то никаких и нет? Вот разве билеты, но вряд ли они зимой нарасхват…

– Мам, а что если в самом деле поехать? Сейчас ведь билеты можно достать?

– Ну, попробуй! – опять пожала плечами Елизавета Павловна, которая, кажется, не видела в этой поездке ничего особенного.



Агюлан

Отредактировано: 25.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться