Сухопутная улитка

Размер шрифта: - +

Глава девятая. Никаких дискотек!

«9 августа

Папа! Ты не представляешь, как мне плохо и как мне жарко. У меня нет телефона. Мама позвонила на Варин телефон, не знаю, сказала ли она тебе, а мне сообщила, что умерла бабушкина подруга. У бабушки путёвка закончилась, но она не вернулась. Хорошо, что она взяла с собой сберкнижку. Ей деньги там в Кемерове сначала не хотели с книжки выдавать, но она сделала в банке запрос, и тогда, спустя сутки, ей деньги стали выдавать. Она теперь за бешеные деньги живёт в своём санатории. Зато живая. А подруга бабушки умерла. А мама еле выдержала похороны тёти Инессы. В кафе, где поминки были, сломался кондиционер. Ну вот, как-то так. Маму теперь, скорее всего, вместо тёти Инессы поставят, начальницей. Смог достал уже. И совершенно непонятно, когда эта газовая камера кончится.

У нас тут на карьере нормально, даже хорошо. Не так печёт, а девчонки обгорели. (Я – нет, я – кремом мажусь.) Солнце через дым всё равно сжигает. В буфет приходят мужики по пояс голые, и женщины в топах и лифчиках. Жара. Ходят в купальниках от карьера до гостиницы, и даже некоторые на площади перед гостиницей сидят в купальниках. На бошках у многих – мокрые полотенца как чалмы, и с них как с кондиционеров капает».

На карьере можно поранить ногу о ракушки. Их много на дне. Их много и в песке вперемешку с окурками. Хоть бы Вика с Владой поранили, − мечтает Марина. Но они, гадины, всё знают про эти острые края. Они сюда шесть лет ездят. Вика обо всём предупреждает: и о ракушках, и о том, что, на пляже надо полотенца на плечи накидывать. Настоящий капитан. Варя с Сонькой аккуратно ходят по дну. Соня нашла шикарную улитку, такую крупную. Она положила её на ладонь. Варя смеётся: ей малюсенькая улиточка попалась. Марина подошла к ним. Надо же говорить, общаться, не замыкаться, и никого не бояться. Тем более тема разговора − улитки.

− Ульку нашла? Дай посмотреть.

Соня вздрогнула.

− Да не бойся. Я не кусаюсь, − улыбнулась Марина.

− Угу. Она сразу съедает, − пробасила Варя, разглядывая свою: − Ну мелюзга.

«Ну вот. Значит «угу». Как эта Влада: угу-лебёдушка. Перенимают междометия и интонации у лидера», − подумала Марина.

− Можно сесть?

Соня испуганно кивнула.

Марина села на Сонину подстилку, сильно двинув в бок Варю. Варя послушно отодвинулась, сделав вид, что не чувствует неодобрения, осуждения, озлобления. Марина делает вид, что не замечает, как Вика за ней следит. Вика чует, что Марина Соню загасит. Да, это так. Марина уже начала. Исподтишка, втихую. От того, что Вика следит, ещё азартнее. Марина станет сильнее всех. У неё отличные данные для гандбола. Мелкие по возрасту ей в команде не нужны. Соня – лишняя. Соня – дура.

− У меня дома живёт ахатина, сухопутная улька.

Марина сказала, обращаясь конечно же к Соне. Но вроде бы и к Варе (всё-таки Марина почувствовала что-то неприятное, вроде стыда, за этот сильный пинок в Варин жирный бочок):

− А как её зовут? – спросила Соня.

− Неважно. Улька она.

− А как она одна сейчас? – это Варя.

− Вроде бы жива, мама сказала.

Между тем речная улита показала одну рожку, затем другую.

– На рожке – глазики?

− Это у них обоняние-осязание. Они чувствуют ими.

− Я так и думала, − сказала Соня. – Она уже доставала рожки, я пальцем потрогала – они тут же спряталась.

− Нет, – сказала Марина. (Она чуть не добавила «нет, Соня», но вовремя осеклась. Такое обезличенное не пойми к кому обращённое «нет»). – Нет. По рожкам неприятно ей. Вот тебе по глазам. – И Марина резко тыкнула улькой Соне в глаза – Соня резко отпрянула, отшатнулась, встала и пошла купаться.

− Давай, Варюха, двигайся обратно, − вдруг сказала Марина. – Место освободилось.

Но Варя не придвинулась, смотрела на воду. Марина проследила за Вариным взглядом: Влада с Викой разговаривали у воды с Генкой и его друзьями. Точнее, разговаривала Вика, а Влада демонстративно отвернулась и полоскала у бережка ножки… Генка обернулся на Марину. Опять, наверное, почувствовал её взгляд. Влада неестественно захохотала. Марина резко опустила глаза.

− Аня! Следишь за Софьей?! – кричала Елена Валерьевна.

− Слежу Елена Валерьевна! – Аня Афонина, второй вратарь, стояла в воде недалеко, метров в десяти от берега. Мелкота и дальше продолжалась, но дальше с берега не было видно из-за дыма.

Марина всё смотрела на улитку ( не на Гену же пялиться)– улитка не показывала тельце.

− А твоя где? – спросила Марина Варю. Может, Варина улита рожки покажет, а может даже по руке поползает…

− Кто? – Варя смотрела на пацанов, с которыми болтали Вика и Влада. Гены среди них уже не было.

− Улитка где твоя?

− А! Не знаю, − махнула рукой Варя. – Где-то тут в песке.

− Она ж погибнет! – Марина пыталась переключить Варю, чтобы не смотрела она на компанию старшаков

− Ну да. Тут много ракушек. – Варя всё равно смотрела на пацанов. Больше её ничего не волновало.

− Вика! Влада! Сюда! – крикнула Елена Валерьевна. – Тут девчонки такие дела, − обратилась она ко всем, когда обе команды собрались вокруг неё и стали от нечего делать просеивать в ладонях песок. – Папа нашей распрекрасной Владиславы… в прошлом году претензии предъявил.

− А я-то тут причём? – Влада скуксилась, виновато склонила голову, тонкие губы растянулись в неловкой улыбке.

Елена Валерьевна проигнорировала Владины слова:



Рахиль Гуревич

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться