Сухопутная улитка

Размер шрифта: - +

Глава двенадцатая. Ад всё ближе

 

Плохое всегда компенсируется хорошим, − так говорила бабушка. На вопрос Марины: чем же хорошим компенсируется её селезёнка, бабушка отвечала: «Ты красавица. Это из-за селезёнкиной диеты. А то была бы как мама». Мама и бабушка – ширококостные, а Марина похожа на папу, и диета тут не при чём. Селезёнка ничем хорошим, кроме плохого, не компенсировалась. Закон компенсации не работает с глобальных позиций. Если же дело касается мелочи, ерунды в космическом масштабе, закон работает почти всегда.

Ночью на них с Варей настучала Соня. Пришлось в наказание бежать пять кругов вокруг карьера и делать сто приседаний. Гена бежал с ними рядом. На виду у всех. Марина была счастлива. Ждал он их и после зарядки. Счастье! Она идёт до гостиницы, через сосновый бор, через смог, с самым красивым мальчиком российского гандбола. Ноги отнимаются после ста приседаний, болят от усталости, в ногах поселились молнии и электрические заряды. Марина опирается о Гену. Он сам предложил ей руку. Варя плетётся рядом и глупо хихикает.

Они вошли в номер. Соня вздрогнула: она сидела на кровати с полотенцем на голове.

− Ты в чадре! Не могу! – сказала Варя.

− Не в чадре, а в чалме, − поправила Марина. – Соня! Ты на нас не обижайся. – Марина была в прекрасном настроении. Она чувствовала потребность в широком щедром жесте. Марина по дороге до номера решила больше не ссориться с Соней, мало ли что. Марина боялась последствий, била-то ногами накануне она её жестоко. Марине было сейчас не в лом извиняться.

− Ты не обижайся, − Марина поймала на себе удивлённый какой-то дикий взгляд Вари.

Соня молчала.

− Смог, Соня. Я расстроилась, а ты просто под руку попалась.

Соня молчала.

Марине стало не по себе, она прикрикнула на Варю:

− Чё встала? Иди в душ. Пасёт, как от псины.

Это правда: Варя сильно потела. Тем более, такая дымка с утра, тридцатиградусный парник.

На гандбольном поле вроде бы дышалось полегче – всё-таки сосны.

Теперь с ней Гена, – радовалась Марина. И все девчонки с ней хорошо: Настя, Даша, Поля. Только Варя дуется, завидует из-за Гены. Соня вообще играть отказалась. Елена Валерьевна её еле заставила, ещё стала ругать, что Соня в костюме. Но Соня костюм почему-то снять отказалась наотрез… Но ничего: Марина с Соней и Варей будет помягче. Она это умеет – наладить отношения или подлизаться, как считает бабушка. Бабушка ей так и заявляет: «Ты мастер по подлизываниям».

− Девчонки! Закончили, − сказала Елена Валерьевна. – Невозможное что-то. Такая дымовая завеса. Может, вечером легче дышать станет.

Но вечером дышать стало ещё тяжелее, городишко опустел, во всяком случае, улица, где стояла гостиница: ни одной машины, ни единого человека. Вечернюю тренировку отменили, сразу двинулись на карьер. Люди, много-много людей, на пляже свободных мест, и все жуют мороженое. И в воде толпы людей. Марину это злило. Она хотела искупаться, уплыть далеко-далеко… Но уплывать далеко не разрешается: говорили, что глубина карьера с девятиэтажный дом... В воде, бултыхаясь рядом с Настей, Марина вспомнила, как сегодня после тренировки Настя отстала, пока шли обратно через сосны – она собирала там, в соснах, малину. Ждали всей командой, пеклись в тени от козырька гостиницей, хорошо, что сверху капали редкие капли кондиционера, все старались, чтобы капли попали на них. Настя, наконец, пришла, держа горстку малины в ладони, и у всех на глазах опрокинула её себе в рот. Как же всем хотелось малины! А Настя – раз!− закидывает ягоды себе в пасть перед всеми, не стесняясь… Вот они: богатые, сволочи. Ещё и дразнила специально.

Вечером, в темноте, потопали не в магазин, а к фонтану. Темно, в метре не видно ни зги. Фонтан был шикарный, на площади перед домом культуры. Подсветка, мигающая цветными лампочками, отражалась, преломлялась в струях воды. Люди с грудными детьми на руках счастливо ловили мелкие брызги, некоторые своих грудных опускали прямо в фонтан. Это было здорово, красиво до безумия – и почему Елена Валерьевна не водила их сюда раньше?

− В дымовой завесе надо носить белый, девчата, − сказала Елена Валерьевна. – Всё. Идём обратно, спать. Господи! Где Афонина? Афонину не вижу.

− Они у гостиницы остались,− сказала Соня.

− Заткнись ты! – прошипела раздражённо Варя. – Тебя, дура, не спрашивают. Выкину тебя с балкона, когда придём, − Варя продолжала шипеть, пока они шли к гостинице.

− Успокойся, Варя, − приказала Марина, чтобы все вокруг, и тренер, и старшие девочки, слышали; сделать вид, что она опекает Соню, получилось.

Варя обиженно притихла.

Лифт – это было единственное место на первом этаже, где не висело объявление о том, что с голым торсом ходить нельзя.

Соню в лифт не пустили. И не Марина.

−Вали, ноги тренируй! – сказала Варя в бешенстве. Она совершенно съехала с катушек.

Марина понимала: Варя злилась, что Марина при всех осудила её. И сейчас, Варю, что называется, понесло. Марина прислушалась к себе: её тоже подмывало поглумиться над мелкой, тем более, что свидетелей нет, все уехали на другом лифте, на грузовом

− Да, Соня, игра скоро. А ты самая слабая из нас, − не удержалась и Марина: можно снова позволить поглумиться над мелкой.

К удивлению, Соня вообще не расстроилась, она привыкла уже ходить пешком, резво пошла к дверям, за которыми начиналась лестница. Зашли с Варей в двести седьмой к девчонкам. Варя взяла из холодильника свою сумку. Номер у девчонок какой-то не такой, разве, что холодильник есть. Родной, двести пятый, номер Марине нравился намного больше. В нём было свободнее, чище. А тут – много вещей повсюду. И телек в неудобном месте стоит, у стены. То ли дело у них: завалился на Сонькину кровать и наслаждаешься. А Сонька в углу жмётся, в самом дальнем углу кровати. Разговорились с Дашей. Скорее всего, если турнир всё-таки состоится, им придётся играть на турнире в меньшинстве, у Даши голова и живот прошли, но теперь разболелась нога. Марина с удивлением узнала, что Даша когда-то давно играла лучше Маши и была капитаном. А потом что-то случилось, надломилось, вроде бы трещина в позвонке… Позвоночник – тоже ничего приятного, ещё неизвестно, что хуже: селезёнка или позвоночник…



Рахиль Гуревич

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться