Сумасшедшее лето красной шапочки

Размер шрифта: - +

Глава 13. Судьба решила иначе.

Всю неделю мы с Женей усердно занимались английским. Час вечером и час утром, если бабушке не требовалась моя помощь. Конечно, пару раз нерадивый ученик пытался сорвать наши уроки своими поцелуями, но я осекала его. Не сразу, но со временем, когда находила силу воли… Да, мне тоже было сложно. Но, в конце-то концов, от этого чертового английского напрямую зависело наше с Женей будущее. Поэтому скрипя сердцем, запрещала ему целовать меня и трогать во время наших занятий. Зато после них давала полную свободу себе и Жене.

Сдвиги в языке у Самойлова отмечаются уже заметные. С тем, что было до наших уроков – не сравнить. Должно отметить, что он серьезно старался. У меня даже были подозрения, что он занимался и помимо наших двух часов, только не признавался. Или же он просто очень способный и полиглот по своей натуре.

С дня рождения Артема мы больше не разговаривали о нашем будущем. Он смог меня убедить, что я могу на него положиться. Смогу подобрать правильные слова, чтоб успокоить мою трепещущую от страха душеньку. Или все дело в том, что я перечитала романов и точно уверена, что в любой сказке наступит хэпи энд и наша не исключение? Не знаю чем обосновано мое спокойствие, но оно есть.

Думала ли я, когда ехала сюда, что влюблюсь вот так легко в парня из Ромашково? Нет.

Думала ли я, что буду летать на тарзанке, не умея плавать? Нет.

А так же я представить не могла, что буду бежать под дождем, спасаясь от молний. Целоваться под залпы салютов на площади, заполненной людьми. И что научусь плавать, подвергнув свою жизнь опасности.

Папа послал меня сюда, чтоб я отбывала наказание за свой проступок, а я оступилась здесь еще столько раз, что меня можно запросто отправить в тайгу на корм медведям. Я бы расцеловала его и отблагодарила, но боюсь, что не смогу объяснить за что именно. Поэтому придется прятать радость, распирающую меня изнутри, под маской недовольства и скуки.

Кстати, я еще не сказала Жене, что мне нужно будет уехать на пару дней на презентацию книги. А время неумолимо бежала, оставив в нашем распоряжении всего день.

Если бы знала, что все так будет, то не теряла бы времени и в первую же нашу встречу сказала ему « А давай влюбимся?»
До Женькиных экзаменов тоже оставалось совсем немного, а он совсем не переживал. Или делал вид, что спокоен. Но его спокойствие распространялось и на меня. Я уверена, что у него все получится. Он точно поступит и мы будем вместе. Наверстаем упущенное время. Нужно только немного потерпеть.

И сегодня вечером обязательно скажу Жене о своем отъезде. Думаю, он итак будет зол, что не предупредила его раньше. Но я пыталась. Вернее думала, чтоб сказать, но каждый миг с ним был настолько прекрасным, что мне не хотелось очернять его этой новостью.

***

В назначенные шесть часов Женя заехал за мной и мы, вооружившись учебниками, поехали к речке. Оказывается, учиться на свежем воздухе не только полезно, но и приятно. Если бы все школы и университеты взяли с нас пример – счастливых учащихся стало бы больше.

Ну, естественно не в зимнюю пору.

Час пролетел как всегда, быстрее, чем мне хотелось бы. Женя, отложив учебники и тетради, лежал у меня на коленях и накручивал прядь моих волос себе на палец. Я просто зарылась рукой в его волос и смотрела на размеренный бег реки.

Почему люди из деревень так спешат перебраться в город? У них есть такая красота, а они в побеге за деньгами и карьерой не замечают этого. Да, и до этого лета слепа была и я. Сколько же потрясающих закатов я пропустила? Сколько волнительных летних гроз прошло мимо меня?

- Когда мы уехали из Ромашково, мама часто говорила мне, что чувствует себя, словно птица в клетке.- не знаю зачем, решила поделить с Женей своими мыслями.- А я не понимала ее. Как и не понимал мой папа. Она говорила, что город душит ее. Сжимает, словно тиски. А мы кивали и даже не пытались ее понять.
- Думаешь, она жалеет, что уехала за ним?- спрашивает он.

- Сейчас уже точно нет. Она привыкла к этой клетке. Стала частью этого мира. А вот тогда – не знаю…- Женя с любопытством смотрит на меня. Ему интересен мой бред.- Знаешь, я когда приехала сюда, мне казалось, что Ромашково душит меня. Кидает со скалы в обрыв. Разбивает мечты.- внезапно замолкаю, понимая, что Женя все может понять по своему.
- А сейчас?

- А сейчас я понимаю, что оно научило меня летать. Помогло ощутить себя свободной. Вдохнуть полной грудью жизнь.
- Иногда смена обстановки помогает.

« И помогает влюбленность» - добавляю я мысленно. Ведь именно ее я виню во всех изменениях, произошедших со мной.

- Жень, - он вопросительно поднимает бровь,- мне завтра нужно уехать… - говорю на выдохе.
Он хмурится, затем встает с моих ног и садится рядом. Я застала его врасплох.

- Зачем?

- Мама закончила писать книгу. Будет ее презентация, мне нужно быть там.

- Надолго? - голос слишком напряжен, чтоб не понять, что он не сильно рад этой новости. Да и я не в восторге, но мне нельзя отказываться. Просто нельзя.

- Думаю, уложимся в пару дней. Ну, плюс минус день.

- Ладно…- безрадостно соглашается Женя.

- Эй, я буду скучать. – обнимаю его за шею и слегка касаюсь шеи губами. Не хочу сидеть с понурым настроением. Хочу видеть его привычно-расслабленным и спокойным.
- Я тоже,- Женя обхватывает мою талию руками и валит меня к себе на колени.

Миллион раз бы променяла скучный вечер со сливками общества, на день с ним. Но, увы, мама слишком много посвятила этой книге. Слишком много вложила в нее, чтоб я сейчас так неуважительно отнеслась к ее труду.

Этим вечером мы сидели с Женей дольше. Дольше и нежнее прощались. Больше целовались и обнимались. Хотела надышаться друг другом на долгие два дня. Но разве возможно это? Чем больше он меня целовал – тем больше хотелось.



Julia Liss

Отредактировано: 20.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться