Сумеречье. Девчонка из Слезных трущоб

Размер шрифта: - +

Глава 19

  В два часа дня весь наш отряд гордо восходил на корабль. Несмотря на то, что нам предстоял первый трехдневный рейд, я нервничала гораздо меньше, чем в прошлый раз. Рядом шли Крилл и Тэйн, впереди – неугомонные саламандры, в прямом смысле искрящиеся энергией.

 Снова надраивающий палубу дроу мрачно зыркнул в нашу с Крилл сторону, упер руки в бока и уже открыл рот, но я его опередила:

-Да-да, баба на корабле – быть беде. Но мы не бабы. Мы – кадеты!

Агира засмеялась, поманила нас за собой, и вскоре мы располагались в каютах. Они были небольшими, довольно скромными, но уютными. Атмосфера на «Летящем» мне очень нравилась, а сам корабль полностью соответствовал своему названию, справедливо считаясь самым быстрым во всем флоте.

Вещей с собой было взято немного – все, строго по предписанию. Так что с их раскладыванием мы справились довольно быстро, после чего получили в распоряжение свободных полчаса. Наверное, стоило этим воспользоваться, но просто валяться на кровати мне почему-то не хотелось, хотя еще утром отдала бы за такую возможность все сокровища мира.

Видимо, энергия саламандр оказалась заразительна.

Крилл, в отличие от меня, против отдыха ничего не имела, так что на палубу я поднималась в одиночестве. В отличие от кают, где царила почти полная тишина, здесь существовал мир, наполненный множеством звуков. Скрип рей, шипение волн и свист ветра, надувающего паруса. Хотя «Летящий» вели подчиненные души, ловцы тоже принимали в этом участие – кто в роли командующего, кто рядового матроса.

Положив руки на борт, я устремила взгляд на вздымающуюся воду, похожую на натягиваемое кем-то синее полотно с белым кружевом пен, и глубоко вдохнула соленый морозный воздух. Натянула шарф повыше, прикрывая нос, и подставила лицо холодным каплям, перемешанным с редкими крупинками снега.

Вот теперь окончательно понимала, что морская стихия – мое. И сказанные некогда адмиралом слова понимала тоже: море – как старый добрый друг, близкий человек, как честный слушатель, которому можно излить душу.

Через обозначенных полчаса из кают выползли остальные кадеты, а еще минут через десять мы пересекали ограждающий остров барьер.

-Приготовились! – скомандовал капитан Вагхан.

Корабль покачнулся, я крепче вцепилась в борт, ловцы заняли свои позиции. Проход через барьер был быстрым, но ощутимым. Воздух завибрировал, и эта же вибрация пробежала по телу, вызвав легкое, сиюминутное головокружение.

Рассекая волны, «Летящий» под залихватские крики некоторых кадетов устремился вперед. Вскоре воодушевление сменилось настороженностью и долей напряжения. Мы вышли в открытое море, где на нас в любой момент могли напасть потерянные души.

Поскольку их предстояло отлавливать, плывущий с нами адмирал ослабил магическую защиту. Само его присутствие на корабле было явлением несколько странным, что подтверждало повышенную опасность. Раз он не только задержался в Сумеречье, но еще и лично сопровождал подчиненных в рейдах, значит, все действительно, серьезней некуда.

На некоторое время наступило затишье, от которого атмосфера стала еще более напряженной. Заняв место рядом с Тэйном, я, как и прочие, непрерывно всматривалась в окружающие нас синие сумерки. На душе сделалось очень неспокойно, появилось плохое предчувствие, которое, кажется, разделяли очень многие.

-Волнуешься? – негромко спросил мой куратор и сам же ответил: – Конечно, волнуешься. Это нормально, все волнуются в свой первый рейд, главное…ши!

От такого эмоционального «главное – ши», Ган бы, определенно, почувствовал себя польщенным.

Внезапно над кораблем раздался пробирающий до дрожи свист, синие сумерки вмиг сменились белесой дымкой. Взяв командование на себя, адмирал Рей велел всем занять свои позиции, перед моими глазами мелькнули несколько смазанных картинок, и всего через мгновение на корабль набросилось целое полчище потерянных душ.

-Давай! – крикнул мне Тэйн, с пальцев которого уже слетали голубые искры.

Сориентироваться мне удалось быстро. Сказались и бесконечные тренировки, и изо дня в день заучиваемые инструкции. Разум не успел понять происходящее, а руки уже сами протягивались вперед, призывали на помощь водную стихию и передавали полученную энергию куратору. Пока Тэйн и остальные ловцы с невероятной скоростью плели сети, кадеты их страховали и обеспечивали необходимой энергетической подпиткой.

Ощущать рядом присутствие стольких потерянных душ было невероятно жутко, но страхи маячили где-то на задворках сознания, в то время как все мысли занимали совершаемые действия. В какой-то момент они перестали быть машинальными, и, прикладывая неимоверные усилия, я концентрировалась на призыве воды.

Море снова было другом, отдающим частицы себя. Оно посылало тонкие водные струи, что соприкасаясь с моими пальцами, обращались в живую энергию.

Прежде я даже вообразить не могла, что возможно чувствовать одновременно жару и холод. От напряжения на лбу выступила испарина, ладони сделались влажными, но изнутри меня постепенно охватывал холод, причиной которому были потерянные души.

Изо рта вырывался белый пар, сливающийся с неизменной белесой дымкой, рядом слышались голоса ловцов, кадетов и один, особо громкий – голос адмирала Рея.



Ирина Матлак

Отредактировано: 18.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться