Сумеречные дали 2

Размер шрифта: - +

Глава третья

Жизнь в лесу сравнима с жизнью на необитаемом острове. И неважно, что где-то рядом селения и люди, всё равно приходится выживать в диких условиях. Прошёл месяц, а от Устиньи ни слуха, ни духа. Конечно, я не сижу взаперти, выхожу на прогулку с ребятишками, но от избушки мы не отходим. Слушаем тишину и наблюдаем за изменениями в природе – весна в самом разгаре. Ещё нет листиков на деревьях и кустарниках, травка едва проклёвывается сквозь прошлогоднюю листву, но всё это так мило, так изыскано.

Вспомнилось, как страдала, когда приехала в тихий уголок из шумного города. Буквально спать не могла, мучилась, ворочалась и засыпала лишь под утро, так сильно мешала тишина. Но потом, я перестала замечать простые мелочи. Человек ко всему приспосабливается и, как правило, им руководит разум – выжить любой ценой. И в лесу оказывается можно жить, если принять ситуацию, в которой ты оказалась.

Неужели, меня никто не ищет? А, как же бабушка, отец, мама. Прошёл целый месяц и меня не хватились? Возможно, Устинья предупредила бабулю, а бабушка успокоила маму, только как? Мама не поверит в её небылицы. Даже не знаю, что думать.

-Я уйду в лес ненадолго, а вам лучше затаиться в избушке, – предупредила Ребека. – Не нужно дразнить псов.

-На крылечке опасно? – удивилась я. Это ведь территория дома.

-Защита снаружи ослабевает, когда я ухожу, но в доме она сохраняет прежнюю силу.

Конечно, мы вернулись в дом. Кому охота дразнить собак, а в нашем случае оборотней.

Ребека ушла. Не знаю, какие у неё дела в лесу. Может, травы собирает, а может, решила пополнить припасы дичью.

Сегодня мы не скучали, потому что в доме нашлась работа для всех: приготовили обед, сделали уборку, поиграли в прятки и стали ждать Ребеку. Страшно без неё оставаться, но я верю, что дом надёжно защищён, иначе бы, ведьма не оставила со мной своих детей.

-Расскажите, как там? – спросил Тим, когда мы легли на кровать отдохнуть. Я накормила детей, а сама не стала обедать, решила дождаться Ребеку.

-Где, «там»? – улыбнувшись мальчику, спросила я.

-Там, где люди, – серьёзно произнёс он.

Я стала рассказывать, как детки ходят в школу, как посещают различные спортивные секции, как смотрят кино и мультики по телевизору.

Мальчик слушал, раскрыв рот, а Лика уснула под мой убаюкивающий голос. Золотистые волосёнки разметались на подушке, а над верхней губкой выступили крупные капельки – это испарина. Гипергидроз, наверное. Девочке надо укреплять нервную систему и спортом бы ей не помешало заняться. Возможно, у неё повышен сахар. А вообще, детям нужно общество и надлежащий уход.

-А мы переедем в городок? – спросил мальчик.

-Конечно, милый, – пообещала я. – Я постараюсь уговорить вашу маму и сама помогу

вам перебраться ближе к людям.

-Так смотрите же, вы обещали, – предупредил меня мальчик. Тимка такой серьёзный и суровый не по годам. Малыш повернулся на бок и вскоре уснул вслед за своей сестрой.

Конечно, детки хотят уйти из леса. Им надоело скитаться и томиться в лесном убежище. Обязательно поговорю с Ребекой на счёт переезда. Не теперь, конечно, а когда всё уладится. А я надеюсь, что всё сложится удачно.

Ребека домой не вернулась и я не спала всю ночь. В лесу, как будто образовался вакуум, так было тихо, даже привычной переклички оборотней, оцепивших дом Ребеки в плотное кольцо, не было слышно. Неужели оборотни ушли? Или, напротив, затаились, пытаясь одурачить нас. Странно, что мать оставила детей на ночь, без защиты. То есть, защита, конечно, есть, но она невидимая и я глубоко сомневаюсь, что в отсутствии Ребеки она так же хорошо работает.

Утром я вышла на крылечко, чтобы осмотреться. Нет, следов у дома нет, значит, к дому никто не подходил. Мы остались одни – я и двое беззащитных детей. Мне всегда страшно оставаться в домике без ведьмы. Когда Ребека рядом я чувствую себя в безопасности, а теперь, как будто защита ослабла. Трудно поверить, что нечто неосязаемое удерживает оборотней на расстоянии. И спрятаться в домике негде. Если оборотни прорвутся, мне уже не уйти от расправы.

В тревожных мыслях я приготовила детям завтрак. На оставшиеся от ужина лепёшки положила разогретое на сковороде мясо – получились отменные бутерброды. Сама съела лепёшку с мёдом и запила её сладким травяным чаем. К мясу я по-прежнему испытываю отвращение, а от мёда уже голова кружится, ещё аллергической реакции мне не хватало.

После завтрака мы с детьми убрали со стола оставшуюся еду, и я стала рассказывать им, про жизнь в городке, откуда я пришла. Детям интересно слушать о другой жизни, о людях, которые живут в обществе.

Когда услышала шум в сенях, я сначала обрадовалась, а потом обомлела. Дети вскочили со своих мест и с обеих сторон вжались в меня. Мы все почувствовали, что это не Ребека. Я обняла детей за плечики и прижала к себе. Неужели, это конец?

Неожиданно на пороге появился Степан. Он окинул меня взглядом и почему-то тревожно ухмыльнулся. Дети, увидев в доме чужака, метнулись к кровати и затаились в углу.

-Стёпка? – удивилась я. – Ты как нашёл меня? И потом, ты же должен быть в Сибири с молодой женой.

-Да, так и должно быть, но я здесь и я пришёл за тобой.

-Устинья не велела мне покидать этот дом, – почувствовав тревогу в душе, ответила я, изо всех сил стараясь сохранить спокойствие. Не знаю, остались ли во мне былые силы, но страх снова вернулся. Кажется, я полностью излечилась после укуса оборотня.

-Я всё понимаю, – спокойно произнёс Степан. – Сейчас я обычный человек, защитная магия ведьмы в действии, но ослабла, раз я вошёл в дом.

-Не понимаю, о чём ты, – прижимая крепче к себе детей, я стала отступать к кровати.

-Я не причиню тебе зла. Не смогу, даже если бы очень хотел.



Виктория Летто

Отредактировано: 05.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться