Сумеречные дали 2

Размер шрифта: - +

Глава восьмая

Давно с мамой не разговаривала, последний раз виделись с нею, когда я лежала в больнице. Перед выпиской мама уехала. Тогда я думала, что уеду в Тамбов и забуду обо всём, теперь всё изменилось – я не хочу разговаривать с близкими людьми, потому что я оборвала связь с внешним миром. На время, конечно. Надо разобраться с оборотнями и с вожаком оборотней, который не оставит меня в покое, пока он жив.

Пока он жив… как странно. Это ведь Стёпка, мой друг. Кто бы мог подумать, что Степан, худенький, кучерявый мальчуган вырастит и превратится в монстра. Он скромно намекал, что я ему нравлюсь, но я всякий раз объясняла ему, что считаю его братом, и он отступал. Теперь Стёпка мой первый враг и я готова убить его, только бы он не добрался до меня.

Иду к тётке Устинье. Очень нужен её совет или хотя бы пусть скажет, могу ли я довериться Ольге. От ведьмы ничего не утаить – она «считывает» людей, запросто.

Тётка Устинья копается в огороде. Иду через двор прямо к ней.

-Здравствуйте, вам помочь? – окликнула я старуху.

Я уже привыкла помогать Устинье. Всякий раз, как прихожу к ней, она загружает меня работой. Теперь она втыкает в землю крохотные головки лука.

-Вот мы с тобой и дотянули до лета, – обернувшись на мой зов, сказала она.

-Ещё не лето, – растерянно уточнила я.

Слух у ведьмы отменный, а в её возрасте, она должна была практически оглохнуть. Правду говорят, что ведьмы подпитываются от людей, потому и плату за помощь не берут.

-Теперь уже точно дотянем, – улыбнувшись беззубым ртом, пообещала ведьма. – А тебе сам бог велел жить, – хитро сощурилась тётка.

Хорошо бы если так. Тётка Устинья всё про всех знает, только выражается метафорически или знаками непонятными. Возможно, ведьме не позволено вмешиваться в жизни людей, раскрывая судьбоносные секреты, вот она и осторожничает, боясь гнева со стороны тёмных сил.

-Дело у меня к вам, тётка Устинья.

-Рассказывай, с чем пришла. С кавалером вроде всё уладила.

-Не совсем так, – замотала я головой. – Мы всё ещё не вместе.

-А ты и не торопись, присмотрись сначала, а потом уже решай, как поступить – посоветовала Устинья.

-Я про женщину хотела узнать, что приходила в мой дом на днях. С добром она приходила, или с худом?

-Добром от неё не пахнет, но и зла я не вижу.

-Значит, я могу ей доверять? – поинтересовалась я.

-Тебе теперь нечего опасаться, ступай, коли позвали, – ответила Устинья. – И не бойся, всякая беда теперь стороной пройдёт.

-Отчего же? – удивилась я. – Это из-за укуса оборотня? Я теперь одна из них?

-Т-ш-ш, – зашипела старуха, приложив указательный палец к губам. – Чего кричишь-то. Небось, не обрадуются мои соседи, коли узнают, что я с оборотнями дружбу вожу.

Думаю, соседи давно привыкли к соседству с ведьмой, так что оборотнями их уже не напугать.

-Так ведь я не оборотень, – тоже шёпотом произнесла я.

-Так и не наговаривай на себя попусту, – снова прошипела тётка Устинья и уткнулась, что называется, носом в землю. – Ни туда, ни сюда, как будто время для тебя остановилось, – пробурчала она.

Не пойму, к чему она клонит? Вот опять только намёки.

-Давайте, я вам помогу, – выругавшись про себя на ведьму, предложила я.

-Не гребуешь в земле ковыряться? – посмеиваясь, спросила Устинья.

Этой бабке «стольник», а она полна сил, и шутить не разучилась, и подтрунивает надо мной. Ведьма она и есть ведьма.

-Удивляюсь я вам, тётка Устинья – озвучила я свои мысли. – Может, мне свой дар передадите? Я тоже хочу, как вы, дожить до ста лет и не потерять себя.

-С тебя хватит дара, который в себе носишь, – посмеиваясь, ответила ведьма. – А за меня не переживай, найдётся преемница.

Я взяла крохотную луковицу и воткнула её в мягкую землю. А земелька в Тамбовских краях плодородная, на ощупь жирная и мягкая, чудо, а не земля.

-Ты землицу любишь, как я погляжу, – заметила Устинья.

-А чего же мне её не любить? Я ведь из крестьянского рода.

-О, нет, милая. Ты не крестьянка. Твой древний дед, в богатых числился. Он ведь имением Бабичевых управлял, в их отсутствие. – Я возвела на бабку удивлённый взгляд. Мне такие подробности неизвестны. – Да, так и было – подтвердила свои слова ведьма. – Прапрабабка твоя ходила в шелках, аки барыня. А прапрадед всё кричал, кричал…

-А что же он кричал? – удивилась я. – С «придурью», что ли был?

-На крестьян кричал, чтобы работали справно на полях барских, да на дворню, чтобы в порядке хозяйство именное содержали.

-Понятное дело, ведь он кричал на подчинённых, – в оправдание моему древнему деду, заявила я.

-А уж бедноту дед твой на дух не переносил, вот как. Он и село поделил на две части – на одной размещалось имение Бабичевых, и постройки зажиточных крестьян туда определил, а другая часть для черни была предназначена.

Точно. Я заметила, что городок разделён на две равные половины и границей можно считать Центральную площадь. Если бы не улица Новая, то совпадение было бы идеальное.

-А судьба-то вон как распорядилась, продали Бабичевы поместье, а новые хозяева

другого управляющего взяли, из зажиточных крестьян, Данилку Усачёва. А Данила, разорил хозяйство Архиповых и велел предку твоему с барской половины убраться, вот так дело было. Ну, делать нечего, построил прапрадед твой дом на крестьянской половине, а жил всё одно зажиточно. Трудягой был твой предок. А тут, проворовался Данилка, и новый барин выгнал его, совсем выгнал из селения, грозился жизни его лишить, да пожалел и прежнего управляющего возвернул. Тогда Архиповы убрали границу, и площадь выстроили для торговли, чтобы селяне меж собой обменивались товаром разным. А сам остался жить на крестьянской половине. Да, так и было, – подтвердила она свои слова. – Данилка мстить пробовал… ах, то уже другая история, – отмахнулась ведьма.



Виктория Летто

Отредактировано: 05.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться