Сумеречные дали 2

Размер шрифта: - +

Глава пятнадцатая

Наведаться к Устинье я смогла только в четверг. Старуха сидела во дворе на лавке и плела лоскутную дорожку. Меня бабуля учила плести такие дорожки. Крючок вырезают из сучка дерева, но прежде, режут в полоску всякое барахло ненужное и сматывают в клубки, а потом плетут дорожки крючком.

-Можно мне? – попросила я тётку Устинью отдать мне плетение.

-Держи.

Старуха охотно передала мне крючок и моток резаных лоскутков.

-Тётка Устинья, ты прости меня, – повинилась я. – Если бы не я…

-Если бы не ты, Ольга осталась бы живая.

Вот чёрт, значит, я напрасно вмешалась в ход событий. Зачем только ведьма сказала мне теперь это. И что мне теперь всю жизнь носить в душе чувство вины?

Нет, никто не заставит меня страдать, а Ольга сама виновата. Не понимаю, что ей нужно было? Жила в своё удовольствие. И не стыдно было влюбиться в своего кузена? Как она это себе представляла? Хоть между Ольгой и Владиславом не было кровной связи, Алиса Витальевна, наверное, со стыда бы сгорела, да и Игорь Всеволодович не был бы в восторге, хоть она и была его любимой племянницей.

-А Степан, лежит, небось, как бревно, – посетовала тётка Устинья.

Я плету дорожку, как будто и не слышу ведьму. До чего скверно на душе сделалось. Стёпку мне жалко, хоть он и сам виноват, но опять же, нечего было лезть на рожон.

-Ну, теперь чего говорить, дело сделано, – вздохнув, сказала ведьма. – Ольга всё равно вам бы жизни не дала. Она со злом в дом пришла и погибла потому.

-Только не я Ольгу погубила, – высказалась я в свою защиту.

-Знаю, урлап из чрева вещал.

Вот, Устинья сказала словами, которые я в книге прочла. Выходит, она расшифровала тайные знаки, только мне ничего не сказала.

-Пойдём в дом, сниму с тебя «невидимку», – сказала Устинья и, поднявшись со скамейки, побрела в дом. Я положила на лавку плетение и пошла вслед за старухой.

Устинья усадила меня на стул напротив окна и стала что-то шептать, обкуривая зажжённым пучком травы. Минут через пять, она погасила пучок в тазу с водой.

-Посиди так ещё немного, – приказала она. – Гляди в окно.

А у меня из головы не выходит Ольга. Теперь она была бы жива. И пусть бы она мешала нам. Мы бы нашли способ утихомирить её. Возможно, подружились бы со временем.

Такая тоска одолела, что хоть вой.

-Не убивайся так, Ольге судьбой предначертано было уйти рано. Не жилось ей среди людей. Ты другому человеку жизнь сберегла и тем успокой душу.

Это она про Степана? Да разве это жизнь, лежать без движения? Врагу не пожелаешь.

-Всё, подымайся, – приказала Устинья.

Мы вернулись во двор. Устинья села на лавку и снова вернулась к вязанию.

-А почему меня Ольга нашла, если я была под защитой? – решилась спросить я.

-Оберег на тот момент ослаб уже, – ответила Устинья. – Она тебя сразу учуяла, как будто сама искала встречи. Глупая она, не ведала сама что творит. Ишь, чего удумала, на урлапа с голыми клыками.

-Да, сынок вступился за меня.

-Не тебе он помогал, а себя защищал, – нехотя призналась Устинья. – Мало что известно о чудесном ребёнке, так что, будь начеку с ним.

Злая тётка Устинья сегодня. Лучше мне уйти, а то наговорю ей гадостей, а потом жалеть буду.

-Спасибо, тётка Устинья. Мне пора. А то, вы меня и так уже напугали, прямо не ребёнок, а монстр какой-то получается.

-Ребёнок, он и есть ребёнок, а вот вы дров наломали.

-Точно, – согласилась я. – Пока, тётка Устинья. Я зайду к вам поговорить о Ребеке и её детках. К осени им в городок перебраться надо. Примешь их?

-Приму, куда я денусь. После поговорим, а теперь иди с богом, – ответила Устинья и уткнулась в плетение.

Выходит, наш малыш только себя защищает? Вот теперь думай, гадай, какой он родится. Неужели, мы с Владом для него ничего значить не будем? Даже обидно.

-Устала? – спросил Влад, когда я села в машину.

-Нет, просто много интересного узнала. Знаешь, я очень рада, что всё случилось так, как случилось.

-Иногда, Виктория Павловна, трудно понять, в каком расположении духа вы пребываете, – в шутку заметил Влад.

-А вы, Владислав Игоревич, привыкайте к моим капризам.

-Привыкну, – серьёзно ответил Влад. – Мне нравится быть женатым, Виктория Павловна.

-А мы женаты?

-Это вопрос времени, – посмеиваясь, произнёс Влад. – Ты ведь выйдешь за меня?

-Я подумаю, – в шутку задумалась я.

-А так, выйдешь? – Влад открыл передо мной бархатную коробочку, в которой лежало колечко с прозрачным камнем. Бриллиант, как есть.

-Да, – серьёзно произнесла я.

Влад рассмеялся в голос и крепко обнял меня.

-Мне нравится твой юмор.

Мы вернулись к нормальной жизни. Мы можем говорить о чём угодно и не думать о том, что завтрашний день может оказаться для нас последним. Непривычно, но так спокойно. Не знаю, может нам надоест затишье, и мы придумаем, как взбодрить себя. Хотя, в скором времени нам некогда будет скучать – появится малыш. И не простой малыш, а с магическим даром. С рождением ребёнка столько забот появится, что мы точно не заскучаем. К тому же, меня беспокоят слова ведьмы о неуправляемости урлапа. Что если он во мне почувствует оборотня, я ведь полукровка. Я не стала расстраивать Влада теперь, время покажет, что с нами будет дальше.

***

Осторожно вошла в палату. Влад позаботился, чтобы Степан лежал в палате один, а то, мало ли что может случиться, и тогда могут пострадать невинные люди. Но маловероятно, что Степан вернётся к прежней жизни. Он бледный и худой. Теперь он спит. Сейчас его лицо спокойное. Трудно поверить, что он мог принимать облик зверя.



Виктория Летто

Отредактировано: 05.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться