Сумеречные дали

Размер шрифта: - +

Глава двадцать вторая

Тётка Устинья выбивает ковёр во дворе. Какая неугомонная старуха. Говорит, что ей весной «стольник» исполнится, но с виду не скажешь – она ещё полна жизненных сил.

Неужели, она заставит меня чистить ковёр? В нём, наверное, столько клещей и бактерий, и ещё куча столетней пыли.

-Тётка Устинья, здравствуйте.

-Говори, с чем пришла, – между делом спросила бабка.

-Тётка Устинья, мне страшно. Подскажите, как мне быть. Я, как будто на пороховой бочке сижу. Жду. А чего ждать сама не знаю.

-Ты сделала, как я просила?

-Да, но саму старуху я не видела, только руки костлявые и она пальцем тыкала в писания, а там всё на латыни.

-И что же ты прочитала?

Устинья, как будто играет со мной, голос у неё спокойный и уверенный. Знает ведь, что там написано, а сказать не хочет. Или не может.

-Я всю книгу перелистала и ничего не нашла, там только иероглифы.

-Значит, время ещё не пришло, – спокойным голосом ответила Устинья. – Жди.

-Снег вот-вот выпадет, вон какое небо и тучи снежные. Чего мне ждать? – Прямо зла не хватает с этой Устиньей. Не добрая она ведьма, ох, не добрая. – Хожу, хожу к вам, а толку мало. Из пустого в порожнее переливаете, не понимаю я вас.

-Так и есть, – сказала тётка Устинья и оторвалась от дела. Она думает о чём-то тихонечко, постукивая выбивалкой, по своей ладошке.

-И, как это понимать? – спросила я. – Вы не хотите мне помочь?

-Нужно освободить чашу, чтобы налить новой водицы, – объяснила тётка Устинья. – Мысли бродят и всё они бестолковые. Выкинь всё из головы и наступит ясность – тогда и поймёшь, что делать.

Устинья всегда выражается метафорично. Почему нельзя объяснить простым языком?

-Ты поняла? – спросила тётка Устинья.

-Понять-то поняла, а как убрать нежелательные мысли не знаю, – вздохнув, ответила я.

-Вот ты глупая, – бранится тётка Устинья. – Не думай и всё тут.

-Как же не думать? – говорю ей. – Разум на то и дан, чтобы думать.

-Вот когда выплеснешь стоялую воду из чаши, тогда чистая водица и прибудет. А там и до прозрения недалече.

 

От Устиньи шла пешком. Когда подходила к дому, повалил снег – белый, пушистый. Вот и «новый» снег на землю ложится, значит, охотники на днях в лес пойдут. Им неведомо, с кем придётся столкнуться – они на волка идут. Влад, когда я ему рассказала о затее горожан, сказал, что людям в одиночку не справиться со стаей, и что им помогут Глеб с Полиной. Это хорошо, что оборотни из заповедника станут на сторону охотников, только бы им самим под пули не попасть.

Одни переживания, а сделать ничего не могу.

 

Конечно, по пути я зашла к бабушке. Померяла ей давление, дала лекарства и напекла блинов. Я решила переночевать у бабушки, а то она уже обижается на меня. И, кстати, Владу тоже нужен «глоток воздуха» - пусть отдохнёт от меня, расслабится. Зато как соскучится!

-Бабуль, ты не знаешь, когда охотники в лес пойдут, на волка? – спросила я.

-Обещали по новому снегу, чтобы следы свежие видеть. Отец твой тоже собирался идти. На выходных, наверное, и выйдут.

Значит, в субботу. Ещё один день в запасе. А дальше, самому богу известно, чем закончится эта битва.

-Зачем ему? – всполошилась я. – Пусть молодые идут, а ему не зачем в лес соваться.

-Попробуй, удержи его, – вздохнув, сказала бабуля. – Он всегда в первых рядах. Волки-то, вон, как с ума сошли, чумные ходят у кромки леса, людей пугают. А вчера у Голубевых козу утащили из сарая. Голодно им в лесу видать.

-А раньше они таскали живность? – поинтересовалась я.

-Всяко было, – покачав головой, ответила бабушка. – Волк, он и есть волк, всегда голодный.

 

Ночь я провела без сна. Вот так, не привыкла я спать без Влада. Или для точности –

отвыкла спать одна. А ещё метель всю ночь мела. Так завывал ветер, что мороз по коже побегал – было страшно и волнительно. Влад приехал за мной ранним утром. Оказывается, он тоже не спал всю ночь. Мы уже не можем обходиться друг без друга.

 

Ночью такие сугробы намело. Ветер стих, но снег всё падает и падает на выбеленную, можно сказать, стерильную землю. Мне нравится такая погода – тепло и тихо, как в сказке. Могу представить какая теперь красота в лесу. Если бы не оборотни, то всё было бы идеально.

-Хочу увидеть сказку, – сказала я Владу после завтрака.

-И что это значит? Мы идём в кино? – поинтересовался он.

-Нет, мы пойдём в лес, а для точности в заповедник.

Сегодня в лесу нечего опасаться, а вот завтра, лучше туда не соваться.

-Хорошо, – согласился Влад. – В лес, так в лес.

 

Зимний лес, величественный и суровый. И страшно и волнительно и восторженно одновременно. Радует, что со мной Влад – он сильный и дружит с оборотнями из заповедника. С удовольствием вдыхаю свежий морозный воздух. Есть в зимнем лесу что-то особенно притягательное. И холодно и сумрачно, и красота невнятная, но такая милая.

-Интересно мне знать, кто проложил тропы в заповеднике после снегопада? – поинтересовалась я.

Даже в лесу проложены тропинки, а в городке снега по колено. Какая несправедливость!

-Прогулка в зимнем лесу должна быть приятной, – улыбнувшись, ответил Влад. – Есть люди, которые с удовольствием берутся за любую работу.

-Понятно. Значит, заповедник очищают от снега рабочие?

-Только тропы прокладывают, – посмеиваясь, ответил Влад.

Да уж, весь заповедник от снега не очистить – слишком большой участок.



Виктория Летто

Отредактировано: 11.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться