Сумеречные охотники. Вызов судьбе

Наследие Моргенштерн

       Клэри открыла глаза и подумала, что ослепла, потому что ничего, кроме тьмы, не видела. По ощущениям она лежала на жёстком холодном полу, воздух был сырой и затхлый, от чего было трудно дышать, но всё же возможно. Тело жутко болело, а шея и спина ныли от долгого сна на неудобной поверхности.

        Клэри не пыталась встать, так как боялась, что в темноте есть что-то, что ничего, кроме опасности, не несёт. Постепенно девушка стала чувствовать, как замерзает. Темнота, казалось, постепенно отступала, а может это глаза привыкли к темноте. Голова трещала, словно кто-то стучал по ней отбойным молотком. Было ощущение, будто чьи-то глаза наблюдали за ней.

       Страх липкими щупальцами окутывал нервы Клэри, заставляя её трястись не только от холода. Она уже была готова даже к смерти, лишь бы только страх ожидания отпустил её душу. Закрывая глаза, Клэри вновь и вновь пыталась вспомнить, что произошло с ней, и по кому тоскует её сердце.

       Девушка всё же села, перед глазами всё подёрнулось белой дымкой и опять погрузилось во тьму. Клэри вздохнула и подумала, что всё-таки ослепла. Чувства на ноль, как будто она стала роботом. Сознание воспроизводило обрывки прошлого, заставляя девушку сжимать голову в тисках и упасть на пол с оглушительным хлопком. На миг обожгло болью, и сознание вернулось, чтобы опять наслать в больную голову воспоминания, которые не в хронологичной последовательности сменяли друг друга с бешеной скоростью.

        Клэри било в конвульсиях, в судорогах сводили всё тело, пока она сжимала до хруста пальцев голову, пытаясь заглушить эту боль. Чувства и мысли освободились и потопили девушку, которая ещё была на плаву. Душевная и физическая боль, нескончаемый поток воспоминаний и поток неконтролируемых чувств и эмоций душили Клэри, не давая сделать ей глоток спасительного воздуха.

         Когда тело было мокрым от пота, а слёзы холодным ручьём катились по щекам, когда тело тряслось от холода, а грудь размеренно поднималась, когда в горле стоял ком, а внутри всё разрывало от душевной боли, когда Клэри лежала, не двигаясь, и пыталась успокоиться, правую руку обожгло от боли, будто по коже водили чем-то раскалённым.

        Клэри прикусила губу до крови и увидела, как ангельская руна медленно появлялась на руке, светясь золотым тёплым светом. Девушка смотрела, как она ярко вспыхнула и погасла, снова стало темно, пока плечо тоже не обожгло, и Клэри внезапно разглядела стены и потолок. Пока тело вновь и вновь жгло, девушка разглядела ступеньки, ведущие к двери в потолке. Блуждая взглядом по помещению, девушка увидела канаты, верёвки, цепи, кандалы и клетки, подвешенные к потолку за толстые канаты.

       Клэри встала, игнорируя головокружение, и увидела в стене под самым потолком круглое окно. Иллюминатор... Девушка в ужасе от догадки, посетившей её голову, снова посмотрела на клетки и застыла. Из клетки взирали на неё четыре пары напуганных глаз. Лица их были изнемождены, но они не сдавались. Маленькие ручки с силой сжимали прутья, а худенькие тельца были напряжены, словно дети готовы были обороняться до последнего.

      Клэри осела на пол и закрыла рот рукой, слёзы снова подступили к глазам, а ком вновь сдавил кадык, от чего она с трудом проталкивала воздух. Девушка смотрела на них и безошибочно определила в самой старшей среди заложников новообращенную вампиршу, в мальчике лет шестнадцати с яркими зелёными глазами оборотня и в девочке с большими фиолетовыми испуганными глазами лет семи фэйри. Взгляд Клэри упал на заплаканное личико второго мальчика с глубокими карими глазами лет пяти или шести, и она подумала, что он нефилим, обычный бы мальчик на его месте продолжал бы плакать даже сейчас, зовя маму.

        Клэри опустила голову и, уткнувшись в колени, позволила разрыдаться. С каждой слезой ненависть к Кругу возрастала внутри девушки, она сжимала ноги до ломоты пальцев и пыталась успокоиться. Нужно было придумать, как вызволить малышей, а ни сидеть и рыдать. В сложившейся ситуации Клэри просто обязана была включить сумеречного охотника и помочь детям. Материнский инстинкт заставил её подняться с пола и стереть слёзы. 

       Клэри легко допрыгнула до иллюминатора и, ухватившись за выступ в стене, выглянула в окно. Ничего, кроме серого неба и такого же серого океана, она больше не увидела. Спрыгнув, Клэри решила поискать что-нибудь полезное среди хлама, но кроме старого кинжала, больше ничего не нашла.

— Хэй, как давно вы тут находитесь?— спросила Клэри, обращаясь к детям, и спрятала под пальто кинжал.

      Дети ничего не ответили. Они осели на пол клетки. Клэри смотрела на них, а в глазах щипало от слёз. Лишь вампирша прожигала её холодными серыми глазами, она была бледнее, чем обычные вампиры, а глаза её хищно блестели. Клэри подумала, что девочка давно не получала кровь. Ненависть на Круг накрыла её лавиной.

— Странно спрашивать это у тех, кто уже давно считают мгновения до следующего момента, когда эти твари принесут им еды!— её хриплый голос разрезал тишину, и, не смотря на ужас ситуации, Клэри услышала холодную усмешку с её стороны.

— Ты права.— ответила Клэри и посмотрела на дверь.— А по вашим ощущениям давно здесь были те, кто похитил вас и держит злесь?

       Воцарилась снова тишина, и Клэри опустила взгляд на пол. Она подумала, что ей никто не ответит. Под клетками лежали три пакетика с кровью, кусок мяса, две жабы в пластиковом контейнере с жуками, котлета с какой-то жижей во втором контейнере и три бутылки, две из которых были наполнены водой, а вторая жёлтой жидкостью с лепестками.

— Достаточно давно, чтобы мы успели соскучиться даже по такой противной еде, как та, что лежит на полу под нами!— дерзко ответила вампирша, сжав сильнее прутья.

        Клэри в шоке смотрела на еду и чувствовала, как желудок сделал кульбит и свернулся в тугой узел. Её бы стошнило, если бы было чем, но девушка всё же сжала живот. Вампирша громко хмыкнула и ухмыльнулась, показались клыки.



Нелли Рэй

Отредактировано: 29.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться