Сумеречные охотники. Вызов судьбе

Глава 48

     Прошло тринадцать лет. Кристиан и Майкл стали парабатай, Рафаэль и Роуз встречались. Мэттью Фэйрчайлд и Питер Моргенштерн в свои тринадцать лет делали успехи как в магии, так и в делах сумеречных охотников. Клэри гордилась своими детьми. Мэтт был с зелёными глазами и чёрными волосами, Пит был шатеном с светло-карими глазами мамы, у обоих братьев был сероватый оттенок кожи, их персональная метка мага. Роуз ходила в секцию по танцам, мечтала поступить после школы в театральный. Крис был консервативнее сестры, хоть и занимался в музыкальной школе, он собирался поступить в экономический колледж. Мэтт ходил помимо института и обычной школы в художку и собирался поступить в медицинский колледж. Пит играл на скрипке и гитаре и ходил с братом в художественную школу, собираясь поступить в академию искусств, которую в своё время Клэри всё же окончила.

      Рафаэль уже ходил в юридический институт, не забывая о институте сумеречных охотников. Макс в свои шестнадцать стал сильным магом, поэтому уже давно вместо Магнуса занимался с Мэттом и Питом. Рафаэль души не чаял в Роуз и уже подумывал о том, чтобы, когда ей исполнится семнадцать, сделать ей предложение. Макс же бросал хищные взгляды на Мэтта и жаловался отцам и брату, что это невозможно так долго ждать взросления. Юный Фэйрчайлд тоже бросал двусмысленные взгляды на юного Лайтвуда–Бейна.

      Майкл всерьёз задумывался над тем, чтобы после школы с Крисом пойти в экономический, а потом решил, что лучше пойти на программиста. Он ходил в занимательную секцию юных программистов и даже уже презентовал свою игру-квест. Его тринадцатилетние брат и сестра Стивен и Агата хоть и занимались в танцевальной секции, планировали пойти на юридический. Агата была похожа на Изабель, только глаза были Саймона, а вот Стивен наоборот был похож на отца, зато глаза – мамы. Их десятилетняя сестра Белла, как и Майкл, унаследовала черты лица и характера обоих родителей в равной степени, и тоже увлекалась компьютером и программами.

     У Джейса и Кэтрин родились двое детей. Старшая Элизабет Вайолет Эрондэйл-Лайтвуд с зелёными глазами матери и золотыми волосами отца в свои двенадцать лет готовилась к церемонии парабатай с Мэттом. Младший десятилетний Джейми Оливер Эрондэйл-Лайтвуд был рыжим с веснушками на лице и пронзительными голубыми глазами, которые иногда отливали золотым. Его лучшей подругой являлась Белла. Саймон ещё на эту тему шутил, что эта парочка похожа на него и Клэри в детстве, от этой шутки неприятный осадок остался и у Клэри, и у Джейса.

     Джонатан женился на Розе Хардинг, фейри, которая благодаря Магнусу стала смертной. У них уже росли девятилетний Брэндли Джонс Моргенштерн с зелёными глазами, острыми ушками и снежно–белыми волосами и пятилетняя Джослин Моргенштерн с рыжими кудрями, зелёными глазами и такими же острыми ушками. Клэри рыдала от счастья, когда держала племяшку на руках, не веря в то, что малышка оказалась очень похожа на её маму. (Это они узнали благодаря архивам, всё же Клэри – зам инквизитора.)

     Себастьян сыграл свадьбу с Лили Блэк, сумеречной охотницей из Чикаго. У них уже была дочь блондинка с голубыми глазами лет семи по имени Анна Мария Верлак. Скоро у девочки родится брат.

      Недавно Клэри удочерила наполовину фейри наполовину нефилимку Эмму Розалес. Её родители погибли в схватке с высшим демоном, когда ей было шесть лет, сейчас ей двенадцать, и она самая младшая дочь в семье Клэри. Попала девочка в эту семью в десять лет, сначала Роуз ревностно к этому относилась, но уже через три месяца вдохновилась перспективой иметь младшую сестру. Пока Эмма посещала кружок по экологии и тренировалась с Агатой, они хорошо сдружились и уже подумывали над тем, чтобы тоже стать парабатай.

     Клэри всё чаще стала видеть руну, призывающую крылья ангела, во сне и свою гибель. Она, её парабатай Саймон и Джонатан с Себастьяном продолжали быть наемными охотниками, часто к ним обращался за помощью Конклав и Анклав. Кроме Магнуса и Алека, остальные в лице Изабель, Джейса и Люка даже не догадывались, какая опасная работа у этой четвёрки, когда те пропадали на целые недели под прикрытием срочной командировки.

      Бывало иногда, что Клэри выходила на какие-нибудь опасные задания одна, вот тогда Магнус и Саймон дружно промывали ей мозги, пока Джонатан и Себастьян подчищали, если что-то пошло не так. Почти каждым поздним вечером она писала новое письмо Саймону, а старое сжигала. Не так давно Клэри обнаружила меч Утренняя звезда на одном из таких заданий, тот самый, который все считали уничтоженным Себастьяном Моргенштерном во время Великой войны, но никому об этом не сказала. Лишь однажды она как бы невзначай спросила об этом у Джонатана, на что тот ответил, что не уничтожал меч, а куда-то его забросил, может, вообще в другое измерение.

 

     Клэри с трудом открыла глаза, когда в комнату хлынул солнечный свет, а тишину нарушил скрежет колец, на которых висели занавески. Девушка вернулась поздно после рейда и посиделок с Саймоном, Изабель, Магнусом и Алеком в баре, поэтому до того, как время перевалило заполночь, она позвонила Крису и попросила её разбудить в восемь.

— Мама, как ты и просила. Сейчас восемь.— прозвучал немного грубоватый прорезавшийся голос сына.— Доброе утро.

— Доброе утро, Крис.— Клэри улыбнулась, голова слегка болела и жутко хотелось пить.— Спасибо, солнце.

     Блондин подошёл к кровати и обеспокоенно посмотрел на мать. Клэри была бледной, на висках блестела испарина. Крис протянул стакан воды маме и присел на край кровати, достав стило. Клэри с нежностью посмотрела на старшего сына, когда он активировал иратце на её шее, но облегчения руна не принесла. Охотница залюбовалась своим сыном, он так возмужал, стал выше неё и Роуз, короткие золотые волосы стояли торчком, а виски и затылок были выбриты. Джейс иногда ворчал, что выбритые виски и затылок взяты от Магнуса, маг же на это лишь усмехался, не забывая каждый раз подчеркнуть, что Крису очень идёт причёска, и что он может ему выкрасить некоторые пряди в любой цвет, в который тот захочет.



Нелли Рэй

Отредактировано: 29.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться