Сумеречный поцелуй

Размер шрифта: - +

Глава 17. Идиллия. Затишье перед бурей.

На мою радость, ужин, который я организовала прошёл тихо-мирно. Ещё одной отличной новостью было то, что Бальтазар смог убедить своего близнеца хотя бы попробовать обучить меня самообороне. Тот согласился, но с условием, что лично будет следить за тренировками, а также я должна была пообещать не лезть в драку специально испытывать свои способности. Его условия показались мне вполне логичными, поэтому этот вопрос был улажен. Рен, как и Ричард, был в восторге от идеи обучать меня самообороне. Маниакальный блеск в глазах и вампира, и оборотня заставил меня поёжиться: загоняют, никаких демонов не надо будет, чтоб я загнулась. Катерина несколько часов дулась на меня за то, что я сразу же не сообщила ей о том, что со мной произошло на чёрном рынке. Приведя в аргументацию шоковое состояние, которое у меня было после нападения, я смогла убедить подругу не обижаться. Вампирша тут же с доводом согласилась и сразу же забыла про обиду.

На званный ужин я, как и планировала, позвала Катерину и её брата, Рена и всех принцев и принцессу де Клер. И все они согласились. Даже Исао и Макото. Меня это немало удивило, но я была искренне рада.

Несмотря на разрешение ведьмака, я пока не ходила в лицей, так как не могла спать из-за кошмаров. После визита Аллистера Хейга я пыталась лечь спать около шести раз на протяжении суток. Точнее не я, а мы. Я очень боялась нового кошмара и просила кого-то из вампиров сидеть рядом, когда я засыпаю. Мы условились, что при первом же малейшем признаке того, что мне сниться кошмар, они меня будят. Шесть раз мы так пытались, и максимум, сколько я проспала, это полчаса. Один раз вообще было так, что не прошло и двух минут, как Бальтазару пришлось растолкать меня, потому что я захлебывалась криком. Содержание снов было каждый раз разное, но та демонша неизменно оставалась главным антагонистом пьесы.

В итоге это всё привело к жуткому недосыпу, поэтому на занятия я не ходила. Зато отлично помогала поварам на кухне готовить блюда на званный ужин. Самым приятным было печь большой трехэтажный кремовый торт. Ещё приятнее было его есть. Сам ужин прошёл почти без инцидентов. Все гости как один хвалили еду, Елеазар вел словесную перепалку с Реном и Ричардом, обговаривая планы моих тренировок, Макото выглядел скучающим, но заговорить ни с кем не пытался, сосредоточив внимание на угощении. Я, Бальтазар, Мирабелла и Катерина спорили о лучшей сладости в мире. Мне в основном приходилось просто слушать многолетних вампиров, которые зачастую называли сладости, о существовании которых я даже не знала. В тот момент я, должно быть, впервые чётко осознала, что все они действительно намного старше меня и знают столько, сколько мне никогда не узнать в силу моей короткой жизни. Уравновешенные до омерзения Григорий и Исао неожиданно нашли общий язык, обсуждая какие-то дела. Хотя, наверное, тут не было ничего неожиданного, учитывая, что они оба были наследниками своих отцов и многое ложилось на их плечи. Из всех де Клеров, только Исао не вёл праздную жизнь, помимо посещения лицея вечно где-то пропадая, как сам он говорил, по делам семьи.

Когда настало время сюрприза, Виктор подошёл ко мне и со спокойным лицом прошептал на ухо, что крови на одного вампира не хватает. Я думала, меня инфаркт хватит. Дернувшись, я попросила меня извинить и быстро шмыгнула на кухню. Дворецкий был прав. Контейнеры с кровью были выжаты до предела, но последний фужер, приготовленный для крови, был пуст. Я закусила губу, не зная, что делать. Через пару секунд меня осенило. Я подошла к бокалу, взяла нож и нерешительно замерла.

- Хотите наполнить сосуд собственной кровью, мисс Алиса? - почти равнодушно осведомился Виктор.

- Честно? Именно об этом и думала, - призналась я.- Но не знаю, как порезать, чтобы вытекло достаточно, но при этом потом не истечь кровью совсем.

Виктор хмыкнул и предложил свою помощь. Он ведь тоже был вампиром частично, поэтому я рискнула довериться. Надрез на запястье был длинным, но не глубоким. Крови потекло много, но лилась она не быстро. Через минуту фужер был полон, а дворецкий обработал мою рану и перебинтовал запястье. Повязка отлично скрылась за длинными рукавами моего платья. Кстати, платье - это отдельная тема. Катерина подарила мне его. Цвета васильков, с оголенными плечами, но длинными рукавами, обтягивающими руки до середины тыльной стороны ладони. Длиной платье было чуть выше колена, пышная юбка была расшита белоснежным жемчугом. Лодочки в цвет и высокая причёска завершали образ. В начале ужина Рен и Елеаз неумело что-то пробурчали про хороший цвет платья и про то, что он подходит к моим глазам. Более же сведущий в таких делах Бальтазар обворожительно улыбнулся и сказал, что вся я сегодня выгляжу, как звезда на небосводе. Я решила счесть всё это за комплименты.

Когда бокалы с кровью и свинина были составлены на подносы и готовы к транспортировке, Виктор немного замялся, кашлянул, а потом кинул на меня смешливый взгляд выцветших старческих глаз.

- Кому из господ отдать бокал с вашей кровью, мисс?

Я несколько секунд колебалась.

- Елеазару, - отозвалась я, считая это самым логичным вариантом.

Дворецкий кивнул. Я двинулась вперёд первая, вошла в обеденный зал, громко заявив:

- А теперь особое блюдо для каждого.

Надо было видеть счастливые лица нелюдей, когда они поняли, что это за блюда. Рен был на седьмом небе, жадно глотая отрезанные куски сырой свинины, жуя и при этом успевая меня благодарить. Даже Исао, пригубив кровь, отсалютировал мне бокалом. Я внимательно следила за Елеазаром. Сделав первый глоток, он замер. Потом кинул на меня удивленный взгляд, потом быстро осмотрел своих собратьев, и немного зло глянул на меня. О чём он думал, я понять не могла, но надеялась поговорить с ним после.

Сейчас было уже девяти часов утра, давно пора было спать, но мы с Катериной продолжали сидеть в моей комнате и болтать. Рен и Григорий после ужина отправились по домам, а вампирша напросилась на ночёвку, несмотря на протест брата. Будучи в отличном расположении духа, Исао нам не препятствовал. Мы полулежали на моей кровати, подперев головы руками, лицом друг к другу. Рубин спал между нами, наслаждаясь тем, что мы гладим его с двух сторон.



Валерия Недова

Отредактировано: 10.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться