Сумеречный поцелуй

Размер шрифта: - +

Глава 31. Западня

Поставив точку, я облегчённо выдохнула и отложила в сторону чёрную ручку. Ещё раз пробежавшись глазами по тексту, я всё-таки решила ничего не исправлять, поэтому, испытывая лёгкую нервозность, встала, отнесла листы к учительскому столу, расписалась где надо, собрала свои вещи и вышла из аудитории. Как только я затворила за собой дверь, то непроизвольно расплылась в улыбке. Зимнее сочинение – первый государственный экзамен – было написано. Сегодня, шестого декабря, я стала на шажок ближе к поступлению в нужный мне вуз. Внутри всё пело от радости. Тема мне попалась знакомая и лёгкая, поэтому я быстро с этим справилась, однако не избежав волнения. Теперь оно будет моим каждодневным спутником, пока я не узнаю результат этого экзамена.

 – Ну, как впечатление? – раздался рычащий бас у меня над ухом.

 – Так задумалась об этом, что даже не заметила, как ты подошёл, – улыбнулась я, оборачиваясь к Рену. – Ты тоже быстро справился, как я погляжу.

 – Было не трудно, – хмыкнул он.

 – Ага, особенно учитывая, что ты умудрённый жизнью ста тридцати девяти летний оборотень, – подколола его я.

Рен заворчал, беря меня за руку. Моя ладошка утонула в его большой ладони, и я ощутила себя маленьким ребёнком. Маленьким и счастливым ребёнком. Небольшая гора в виде зимнего сочинения рухнула с плеч, теперь меня ожидали только приятные вещи в ближайшее время. Через два дня у нас с Реном будет месяц отношений, оборотень таинственно обещал мне какой-то сюрприз. Через неделю мы с девочками собирались снова пройтись по магазинам. Мне предстояло всё-таки выбрать платье для Новогоднего бала. Также уже были куплены билеты на поезд, чтобы мы с Реном двадцать пятого декабря уехали в Котовск. Мама безумно радовалась, когда услышала эту новость. Пару дней мы пробудем у неё, а потом двинем в Питер. На самолёте из областного центра мы должны были добраться до Петербурга вовремя. Де Клеры эту идею восприняли не очень хорошо, но она осуществилась благодаря поддержке Бальта. Он был категорически против моего присутствия в Виндхолле, когда сюда приедут их тётушки Изабелла и Маргарет. В итоге сошлись на мнении, что Рен вполне справится с моей защитой в дороге. Конечно, пришлось поспорить и по поводу транспорта, но от личной машины я отказалась, не желая вызывать у мамы вопросы. Пусть будет старый добрый поезд.    

***

Даже в день сочинения тренировку мы не отменили. После полной загрузки мозга это было то что надо для его отдыха. Особенно хорошо я сегодня отработала фехтование с Бальтазаорм, мне несколько раз удалось заставить вампира немного отступить, а один раз я даже задела кончиком клинка его штанину. 

 – Эй, одежду только не порть, – засмеялся тогда рыжий. – Знаешь, мне начинает казаться, что скорость реакции у тебя возрастает необычайно быстро. Для человека ты весьма неплохо справляешься.

 – Это единственное, что меня утешает, – хмыкнула я, усаживаясь на пол, чтобы перевести дух. – Физическая сила, к сожалению, особо не растёт.

 – Я думаю, она не сильно тебе будет нужна, если ты станешь ещё быстрее, – ответил Бальтазар.

 – Мы тренируемся каждый день вот уже чуть больше двух месяцев. По -моему, ничего удивительного, что у меня прогресс, – немного обиженно поджала губы я.

 – Нет, ты не понимаешь, – качнул головой Бальт. – Сегодня ты смогла достать меня кончиком меча, хотя я увернулся быстрее, чем если бы был человеком.  Но ты всё равно зацепила меня. Значит, твоя реакция тоже, пусть немного, но превышает человеческую.

Я нахмурилась.

 – К чему ты клонишь, Бальт?

 – Просто…, – замялся вампир. – Учитывая все твои особенные способности, которые ты уже проявляла, теперь ещё плюс — вот это… Может быть ты действительно не совсем человек?

У меня из груди вырвался вздох. Конечно мне хотелось бы иметь какую -нибудь волшебную силу или что-то вроде того, но… Но я не смела слишком верить в это, чтобы не разочароваться потом.

 – Бальт, давай не будем об этом. Аллистер не нашёл во мне никакой другой крови, кроме человеческой, поэтому забудь. Всё это, возможно, просто совпадения.     

Вампир кивнул, немного улыбнувшись. Дальше он спросил, как у нас с Реном отношения. Бальт был единственным, кроме девочек, конечно, кого действительно интересовали мои дела. Он пару раз спрашивал, не обижает ли меня Рен, смеясь, что вступиться за меня перед оборотнем, как однажды это сделала я. Мне было приятно, что ему не всё равно, поэтому я рассказывала, что счастлива с Реном. Конечно, я не говорила Бальту некоторые подробности, которые могла обсудить только с девочками. Всё -таки некая неловкость присутствовала. Но я видела, что младший из близнецов на самом деле радуется за меня, по крайней мере я очень сильно хотела в это верить. 

После тренировки я попрощалась с Реном горячим долгим поцелуем и объятиями. Он укатил на байке домой, а я пошла переодеваться, чтобы потом спуститься на ужин. По дороге в столовую я встретила Бальта, поэтому зашли мы туда, весело смеясь и шутя.

 – Вы опять разговариваете на русском? – раздался недовольный голос Исао.

 – Извини, я снова забыл, – на английском ответил Бальт, и мне понадобилось несколько секунд, чтобы распознать смысл сказанного.

Из-за скорой поездки в Кингсфорт и моей встречи с остальными де Клерами, которые до сих пор живут в Англии, Исао просто слетел с катушек. Благодаря отличному курсу английского в лицее и помощи ребят как носителей языка, я и до этого довольно хорошо подтянула свой разговорный английский, но Исао теперь требовал, чтобы мы даже между собой по любому поводу говорили на английском. Это было довольно проблематично, так как говорить я привыкла много и эмоционально, поэтому часто, начиная фразу на английском, заканчивала её на русском. Когда же Исао не было рядом, я и вовсе не заморачивалась с этим. Другие де Клеры не настаивали. Как сказал один раз Ричард, русский действительно более эмоциональный язык и говорить на нём им нравится больше.



Валерия Недова

Отредактировано: 10.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться