Сумрачный огонь

Размер шрифта: - +

ll Странные соседи ll

Впервые кто-то столь бесцеремонно спустил с него штаны и без капли смущения ощупывал задницу. И если бы лапала хотя бы симпатичная блондиночка, сидящая за офисным столом и явно наслаждающаяся его сконфуженным видом — полбеды, а вот тощий, но круглолицый парень с губами-варениками, бросающий ему маслянистые взгляды, обращал эту нелепую ситуацию в настоящую катастрофу. 

Вылетел из кабинета целителя Натан пунцовее свежесваренного рака и едва не налетел на двухметрового амбала, добродушно пробасившего: 

— Ты чего как чёрт из табакерки выскакиваешь? 

Пришлось задрать голову к потолку, из-за чего в шее неприятно хрустнуло, и только для того, чтобы посмотреть здоровяку в лицо. Развелось же громил, шкафов ходячих, а потом про таких, как он, с гаденькой ухмылкой говорили — коротышка. Хотя ещё лет пятьдесят назад метр шестьдесят был средний рост человека. А что сейчас? Уже и метр семьдесят не у дел. Ещё бы, когда наплодилось столько подпирателей потолков макушками. 

— Что такой нахохлившийся? Шарлотта не ту пилюлю дала? — не унимался здоровяк. И чего пристал?

— Если ты к блонди, то там свободно, — небрежно бросил Натан. Стоило же попытаться обойти излишне, но так некстати дружелюбного парня, как огромная ладонь схватила его за предплечье и грубо тормознула. 

Словно по щелчку перед глазами вспыхнул образ тупого бугая по имени Гари: как со всей дури тот опустил его спиной на парту, точно желая перебить позвоночник; как замахнулся кулаком размером с голову ребёнка, в то время как во взгляде маленьких поросячьих глаз даже зачатков разума не проглядывалось — убил бы и сам не понял. И вот, спустя всего сутки, до него докопался уже другой громила в стенах здания, где могли обитать личности пострашнее бугая Гари. Намного страшнее. 

— Ты чего, Натан? Всё нормально? — обеспокоенно спросил здоровяк, чем окончательно сбил его с толку. 

Вскинув удивлённый взгляд на незнакомое лицо, Натан присмотрелся повнимательнее: ярко-голубые глаза, светло-пшеничные волосы, шрам, пересекающий пол-лица от лба до середины щеки, чудом не задев глаз — нет, Натан точно видел его в первый раз. 

— Ты кто? — ничего гениальнее не смог родить мозг при виде огромной мускулистой глыбы, откуда-то знающей его имя. 

— Ах, ты же меня в человеческой форме не видел, — зашёлся в хриплом утробном смехе здоровяк. — Это я — Алан. 

— Алан? — ошарашенно повторил Натан. — Ну не фига себе! Серьёзно?! Так ты чё, такой здоровенный волк, потому что и человек-шкафина? Как я сразу не сообразил… Ну да, логично! У меня сейчас лёгкий посттравматический синдром, поэтому думалка туго соображает. Не каждый день мужики лапают, знаешь ли… Так в твоём ДНК, случаем, скандинавы не пробегали? 

— Нет, голландцы, — усмехнулся Алан. — Смотрю очухался, раз так бодро чешешь языком. Пошли до комнаты провожу. 

Он развернулся и зашагал по коридору, но несмотря на вроде бы неторопливый темп, поспевать за ним всё равно оказалось трудно. Длинные ноги — большие шаги. 

— Не, серьёзно, мужик, ты прям огроменный. Сколько у тебя рост? За два метра же? 

— Нет. Сантиметра до двух не хватает.

— Так не босиком же ходишь! — Натан тыкнул пальцем в кроссовки с внушительной амортизирующей вставкой в подошве. — Да тут сантиметра два, а то и три. 

В ответ Алан лишь слабо и как-то даже беспомощно улыбнулся, говорить же ничего не стал. 

Какое-то время они шли молча по пустынным и длинным коридорам. И вид целеньких обоев на стенах не мог не удивить. Сама мысль казалось чудной — клеить в школе вычурные а-ля «классика» обои, а то, что они успешно выживали под натиском шаловливых детских пальцев и забав молодёжи, и вовсе поражало до глубины души. Где надписи с ругательствами? Граффити? Или на худой конец — признания в любви?

С недоверием покосившись на своего сопровождающего, Натан попытался завести непринуждённую беседу о местном контингенте. Но Алан снова отмахнулся умирающей от усталости улыбкой и велел ждать до завтра, поскольку утром их с Алестой собирались закинуть на вводную лекцию. И только из-за личной симпатии к здоровенному оборотню он решил лишний раз его не доставать, а пройти остаток пути в тишине. Будь же на месте сопровождающего Акира — Натан приложил бы все усилия, чтобы высокомерного говнюка довести до ручки. Одна его рожа со скептически приподнятой бровью раздражала и вызывала дикое желание почесать её пяткой. 

Они остановились возле очередной однотипной двери, где Алан предпочёл попрощаться с Натаном в коридоре, а не последовать за ним в темноту комнаты. На ощупь найти выключатель на шершавой стене оказалось делом не простым. Он уже собирался выглянуть обратно в коридор, чтобы окликнуть Алана, как пальцы, наконец, нащупали привычной формы кнопку и мощная лампочка залила ярким светом небольшое прямоугольное помещение. 

Первым, что бросилось в глаза, так это то, что в комнате стояло аж три кровати: две застеленные новеньким постельным бельём, а на третьей уже спали. Притом, скорее спала, чем спал. Хоть одеяло и было натянуто по самое горло, но на белоснежной подушке разметались явно крашенные тёмно-красные волосы. На пухлых чувственных губах аппетитной формы — бантиком — блестела помада. И когда длинные ресницы дрогнули и на Натана посмотрели глубокие зелёные глаза, то он окончательно запаниковал и вскрикнул: 

— Не кричите! Я… я нечаянно перепутал комнаты, извините, — и выскочил из комнаты прежде, чем его успели бы послать благими матами. Вдалеке в коридоре он различил фигуру удачно задержавшегося у доски с объявлениями Алана и возмущённо закричал: — Эй! Ты меня не туда привёл! Тут девка спит! 



Evelina

Отредактировано: 02.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться