Сумрачный огонь

ll Необыкновенная четвёрка ll

 

23 мая 2018 год

— Молодец, садись на место, — добродушно велела Хельга, хлопнув его по плечу. Со стороны её касание показалось лёгким, едва ощутимым, но Ганс, получив внезапное ускорение, боком отшатнулся к самой двери, неловко перебирая ногами. Ему с трудом удалось сохранить равновесие и не шлёпнуться, растянувшись звездой на дощатом полу. 

В любой другой день Алеста от души рассмеялась бы от столь нелепого зрелища, но при взгляде на только внешне спокойную Хельгу веселиться совсем не тянуло. И она была не одинока в своей впечатлительности — все сидели, затаив дыхание. Даже говорливый Арун не решался открыть рта. 

Что-то пробубнив себе под нос, Ганс поднялся по ступеням и сел возле Наоми. Капюшон обратно натягивать на голову не стал. Смысла в нём больше не было — все уже увидели его белоснежные волосы и лазурные глаза, да и, откровенно говоря, особого интереса не выказали. Хельга оказалась права: альбинос на её фоне выглядел серой обыденностью. Куда уж ему тягаться со своими скромными особенностями во внешности с женщиной, наверняка способной целый дом поднять голыми руками. 

— Алеста подала правильную мысль: пока вы в одной группе — должны быть друг за друга горой, одним сплочённым и дружным коллективом, — вдруг важно заговорила Хельга, опершись на трибуну. — В академии часто проводят соревнования, выигрыш в которых влияет на комфорт вашей жизни. Например, можно выиграть месячное освобождение от уборки общежития и тренировочных стадионов. Временную надбавку к пособию. В общем, много разных вариантов... И обычно у новичков нет шансов перед старшекурсниками, но у вас интересная компашка собралась, поэтому вы вполне можете потягаться со старшими, если грамотно распределите силы. Одни телепорт и невидимка — считай огромная фора. 

Хельга выждала положенную паузу, давая возможность задать вопросы. Но все молчали, словно воды в рот набрали. И тогда она оскалилась в отталкивающей улыбке:

— Вот же ссыкунята. Ладно. Раз все перезнакомились, то, думаю, на этом можно закончить лекцию, — с плохо скрываемой радостью она хлопнула ладонями по столешнице трибуны и бодро зашагала в сторону двери, на ходу кинув им на прощание: — Ваша группа М2318, расписание в коридоре возле столовой. Не болейте, сопляки. 

И стоило Хельге выйти из аудитории, как все тут же отмерли и зашевелились. Первой из-за парты поднялась Наоми, откашлялась и громко предложила: 

— Есть желающие прогуляться по академии? Я могу провести мини-экскурсию: покажу, где библиотека, а где можно отдохнуть. 

Далеко не всем пришлась по вкусу идея отправиться на спонтанную экскурсию, пусть даже с таким мило улыбающимся гидом. Добрая половина откололась: телепаты сослались на важные дела, связанные с их питомцами; мистикам вдруг срочно понадобилось наведаться в учебную часть; Патрик и Янника вовсе предпочли уйти молча, не затруднив себя объяснениями. Стоило же им выйти из аудитории, немного пройти по коридорам, как и Арун чудесным образом исчез из хвоста сильно поредевшей группы. В конечном же итоге из одиннадцати студентов уцелело всего четверо — а это значило, что до дружного и сплочённого коллектива им предстоял ещё огромный тернистый путь, наполненный междоусобными ссорами и трудностями перевоспитания единоличников. 

По странному стечению обстоятельств остались лишь те, чьи способности считались редкими. Но, несмотря на вроде бы объединяющий признак, Ганс и Герда в своём угрюмом молчании представляли полную противоположность весело щебечущим Алесте и Натану. Со стороны они выглядели как наглядное пособие: по оптимистам и пессимистам; по тёплому белому — искреннему, честному и доброму — и отталкивающему чёрному, внушающему чувство опасности или неприязни. 

Наоми как могла старалась вовлечь в разговор нелюдимую парочку. И если Герда ещё делала странные, но всё же попытки отвечать, то Ганс игнорировал большую часть вопросов. А по лицу, лишённому каких-либо эмоций, было сложно определить, что именно отображало нежелание говорить: суть его высокомерной или же скромной натуры. 

 

Огромная двухэтажная библиотека утопала в тенях и полутонах слабого интимного света. Полки ломились от древних фолиантов, нередко в кожаных обложках. А чудаковатые названия и экзотические имена авторов встречались на корешках за редким исключением, и то особой ценности не несли, поскольку Алеста видела их впервые. Она интересовалась книгами, но исключительно нацеленными на молодёжную аудиторию, богатыми на романтические похождения и экшен-сцены. Библиотека же академии представляла из себя рай для зубрил или странноватых персон, которым нравилось рыться в старинных и оттого непонятных текстах — естественно, Алеста ни к первым, ни ко вторым не имела ни малейшего отношения. 

Пока Натан канючил, что его один запах макулатуры клонит в сон, а Ганс оглядывался по сторонам с привычно-отстранённым выражением лица — одна лишь Герда казалась счастливой. Она бегала от стеллажа к стеллажу, заворожённо водя кончиками пальцев по потрескавшимся корешкам. Успела посидеть на нескольких стульях в длинном ряде столов с изящными лампами, сквозь абажур которых сочился приятный желтоватый свет. И вот-вот собиралась лопнуть от радости. 

К своему удивлению, Алеста за столь короткий промежуток времени успела проникнуться симпатией к Герде с её странными попытками подружиться или, вернее, «установить дружественную связь». Невозможно было не заметить, как та старалась, словно жутко изголодалась по общению со сверстниками, чувству общинности — чувству, что она тоже важный элемент сложного механизма. И поэтому Алеста не могла без улыбки смотреть на метания Герды по огромному залу, то и дело оборачивающейся и встревоженно проверяющей, на месте они или нет. 



Evelina

Отредактировано: 15.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться