Сумрачный огонь

Размер шрифта: - +

ll Тренировка Лысой Башки ll

Лёгкие сдавил болезненный спазм, из-за которого каждый вдох, даже самый неглубокий,  отдавался болезненным уколом в висках. Тошнота подпирала к горлу, заставляя слезиться глаза. А в его глазах и без того всё потемнело и расплывалось. 

— Я, кажется… умираю, — с трудом вытолкнул он слова, повиснув на плече Алесты. — А это крашеная цаца даже не запыхался. 

— Ещё бы не умирал. Втопил как сумасшедший за тем, у кого на лбу написан разряд по лёгкой атлетике. 

Недовольно поморщившись, Натан опрокинул голову, подставив хмурому небу лицо. Прошло уже больше пары часов, как Патриция раскрыла тайну их происхождения. Но ему до сих пор не верилось в искренность её слов. Огромным облегчением было бы узнать, что над ними всего лишь пошутили: жестоко и неэтично — главное, чтобы развеяли эту неусваиваемую правду. 

Он наполовину демон? Отпрыск какого-то ракшана, сумевшего прорваться сквозь завесу между мирами? Ничего более абсурднее и представить нельзя. Натан за семнадцать лет и мухи не обидел; ни одного злого поступка не совершил и ни одного человека в беде не бросил. Но по иронии судьбы оказался в числе заведомо отрицательных ребят… вот же бред!

Лысая Башка прогудел, велев им собраться в кучу, на что они, постанывая и ворча, стеклись со всего стадиона, встав перед ним неровной шеренгой. 

— Ладно девы, хрупкие и слабые создания. С непривычки два километра — приличная дистанция. Но вы же молодые и здоровые парни! Что за разбитый вид? Где ваша сила юности?! — в сердцах распинался Леон, как будто их реально можно было пристыдить за плохую физическую подготовку. Но в итоге вздохнул и, поправив длинные волоски на внешнем краю брови, похожей на жирную гусеницу, громко произнёс командным тоном: — шаг вперёд те, кто уже сейчас свободно управляет своей способностью.  

И вышла вперёд почти половина группы: Арун, Янника, Наиль, Сераф и Томас. Выйди на одного человека больше — вернее, получеловека — и Натан остался бы в меньшинстве: среди неудачников, будучи их истинным королём.  

— Неплохо, — одобрительно покачал Леон головой. — Значит, план тренировки таков: сначала вы впятером по-быстрому продемонстрируете уровень владения, а затем я оценю, какую работу мне придётся проделать с оставшимися студентами. Вопросы? 

— Не могли бы вы окно в мир закрыть, — недовольно бросила Герда, приподняв и скептически изогнув тонкую чёрную бровь. 

Леон опустил взгляд на свои штаны и, не испытав ни капли смущения, застегнул ширинку, после чего велел Наилю начинать, поскольку тот стоял ближе всего к нему. 

Пухляк замялся и окинул одногруппников робким взглядом, словно ища среди безразличных лиц поддержку. И когда их глаза встретились, Натан подбадривающе улыбнулся, желая передать часть своей уверенности. Ведь когда очередь дойдет до него, она вряд ли ему пригодится.  

Поджав губы, Наиль едва заметно кивнул и отошёл в сторону. Развязал рукава толстого свитера с кожаными нашивками на плечах, обмотанные чуть выше бедер, и торопливо натянул его на себя. Странно было видеть теплолюбивого пухляка поздней весной, ещё больше мёрзнувшего от того, что нервничал. А затем Наиль глубоко вздохнул и прикрыл глаза, замерев со сосредоточенным выражением лица. 

Первое время ничего не происходило. Он стоял, изображая скульптуру, а все не мигая пялились на него в ожидании феерической демонстрации умений. И начало становиться совсем скучно, когда вдруг форма его ушей стала меняться. Они вытянулись на манер эльфийских, острыми концами устремившись к небу. Из лба же по бокам на границе с волосами стали пробиваться, а потом и быстро расти белоснежные клинообразные рога, запачканные свежей кровью.  

На миг взглянув на подругу, чтобы разделить с ней восторг от увиденного, Натан к своему удивлению заметил, как сильно побледнела Алеста. Она скорее с ужасом, нежели с восторгом, смотрела на лоб — на мясистые болячки, из которых выросли косульи рога. Крови почти не было, по крайней мере, стекающей по лицу, но сам вид вывернутой наизнанку кожи внушал лёгкое чувство отвращения и брезгливости. 

— Это должно быть чертовски больно, — шепнула Алеста, неосознанно схватившись пальцами за край его футболки.   

— Наверное, — чуть более неловко, чем следовало, ответил Натан. 

Над их головами пронеслось эхо яростного орлиного крика. Все задрали головы и кинулись врассыпную, увидев, как резко пикируют две огромные птицы. Они едва камнем не упали на землю. Всего в метре от неё взмахнули широко распахнутыми крыльями, подняв целые вихри из пыли. И подлетели к Наилю, осторожно опустившись ему на плечи. Справа грациозно уселся чёрно-каштановый орёл с острым как бритва серым клювом, а слева — пёстрая сова с выразительными бровями и мудрыми янтарными глазами.  

— У меня есть ещё один пет… то есть гарпия. Но мне не разрешают её выпускать из вольера, — поделился Наиль с тренером. — Она крупная: десять килограмм, когти пятнадцать сантиметров. И агрится легко… в смысле, своенравная. А беркут и филин мои подручные птицы. Они не представляют ни для кого опасности… пока я в безопасности. 

— Неплохо. Телепаты всегда быстрее всех развивают свои способности, особенно, имеющие связь с животными. В группе есть ещё телепаты? 

Сераф поднял руку и, дождавшись, когда Леон обратит на него внимания, произнёс: 

— Я тоже животный телепат, но управляю псовыми. И мои ребята заперты. 

— Волки? 

— Да, пара серых красавцев. 

— Тоже крупные?  

— Под девяносто килограмм, — смущённо похвастался он, почесав указательным пальцем кончик носа. 



Evelina

Отредактировано: 02.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться