Сумрачный огонь

ll Первая искра ll

30 мая 2018 года

— Проклятье! — выкрикнула Алеста, разъярённо глядя на собственную ладонь с растопыренными и скрюченными пальцами. — Давай уже, чёртова магия, работай! 

Она покрепче сжала запястье вытянутой перед собой руки и ещё глубже присела в коленях. Но ни дурацкая поза, ни бешеное желание не помогали вспыхнуть огню в её ладони. Амфлёр оставался плотно закрытым, несмотря на все попытки его раскачать — сдвинуть с мёртвой точки. Даже маленькой щёлки ей не удавалось добиться. И это жутко раздражало. Уже почти все достигли какого-то прогресса, кроме неё и Герды — они оставались единственными неудачницами на всю группу.  

Сбоку мелькнула вспышка, и прежде чем Алеста успела установить взаимосвязь между ней и своим другом, Натан навалился на неё всем телом. Она приглушённо крякнула нечто нечленораздельное, хотя подразумевалось скверное ругательство, и смачно грохнулась, в который раз оказавшись придавленной чужой тушкой к пыльной земле. И судя по щекочущей боли под левым локтем, снова заработала ссадину. Что ни день — новая болячка. Без целителей в этом месте попросту не выжить. 

— Опять… ты, что ли, издеваешься? — прокряхтела из-под него Алеста. 

— Прикинь! — привстав над ней на четвереньки, радостно воскликнул Натан. — Я сейчас метров на десять телепортировался! 

— Идиот, — не поднимая глаз, проворчала Герда, сидя возле мёртвого голубя. — Твоя компрометирующая поза может поспособствовать возникновению слухов, порочащих порядочную девушку.

Стремительный приближающий топот ног резко оборвался, а затем между ними возник красный кончик тонкого меча. Ганс приблизил остриё к попятившемуся назад Натану и коротко велел:

— Вставай. 

— Братан, обычно не так помогают людям, — с неуверенной усмешкой заметил он, послушно поднимаясь с земли. А оказавшись на ногах, протянул ей ладонь и тоже помог встать. — Ушиблась? 

— Чутка поцарапалась, — с заминкой ответила Алеста после того, как осмотрела пострадавшее предплечье. Широкая ссадина тянулась от силы на десяток сантиметров и оканчивалась резким полукруглым обрубком — она лишь слегка ободрала кожу о мелкий щебень, запрятанный в пыли.  

— Извини, я схожу с тобой после тренировки в медпункт. 

— Да ладно тебе. Мне ж не руку оторвало.  

Улыбнувшись, Натан хлопнул ладонью ей по плечу и отбежал к тому месту, откуда изначально телепортировался, снова встав в нелепую позу, едва ли отличающуюся по комичности от той, в которой она сама пыжилась ещё минуту назад. Но от его бесплатной клоунады хотя бы толк был. С каждым днём он телепортировался всё чаще — и дальше. В то время как она до сих пор даже маленького огонька с ноготь мизинца призвать не могла. Толку-то от редкой способности, если пользоваться ей не в состоянии. 

Ганс вернулся к оттачиванию выпадов с мечом из своей крови далеко не сразу. Он ещё какое-то время стоял возле Алесты и пристально смотрел на неё из-за рваной спутанной чёлки, вынуждая неловко скалиться. Шумно вздохнул и отошёл к полюбившемуся куску ограды, так и не проронив и слова. 

Странный всё же парень. Никогда не предугадаешь, что у него в башке творилось. И после случая в лазарете с внезапными объятиями вкупе с голодным волчьим взглядом она осознала, что ни черта не понимала ни в современном мире, ни в людях, населяющих его.  

Хоть за последние два дня Ганс и не давал больше никаких поводов для беспокойства, Алеста по инерции продолжала держать с ним незримую дистанцию и при каждом его приближении оставалась начеку. Но ничего не вечно. Постепенно углы её настороженности стали смягчаться. Воспоминание о минутном клочке жизни истиралось, мутнело — теряло свою первоначальную чёткость и обрастало новыми мелкими деталями. И в конечном итоге в голове начинали зарождаться совсем иные мысли: что если она истолковала те объятия в неверном свете? И взгляд, показавшийся по-звериному изголодавшимся, на самом деле неловко пытался выразить благодарность и дружескую симпатию? 

Будь Алеста телепатом, уже давно бы разобралась с этим недопониманием. Но она оставалась бесполезным элементалистом, не умеющим открывать амфлёр и преобразовывать ниль. Понтовитым огненным стихийником. 

Под конец тренировки, когда светило совсем скатилось к горизонту, окрасив небо розово-рыжим закатом, явился Леон. Как обычно обнажённый по пояс, он бодро топал в шлёпанцах и лучился позитивом, сипло насвистывая незнакомую мелодию. А может, и знакомую, но из-за плачевного исполнения — ему как минимум слон по уху прошёлся — абсолютно нераспознаваемую. Встав в центре стадиона, он громко захлопал в ладоши, попутно призывая их собраться в кучу перед ним. 

— Ребята, на сегодня закругляемся, — прогудел тренер, продолжая хлопать. И когда все, наконец, столпились перед ним, завёл руки за спину и официальным тоном поведал: — С завтрашнего дня начинается вторая неделя тренировок. Я подумываю, чтобы сделать её усиленной. Вы же собираетесь участвовать в межфакультетских соревнованиях? Может, шансов и мало, так как вы ещё совсем зелёные, но всё же потенциал присутствует. Если сейчас поднажать и… Что за растерянные лица?.. 

— Какие ещё соревнования? — устало поинтересовался Арун, по-свойски облокотившийся на плечо Серафа.   

— В смысле, какие? Вы вообще в расписание не заглядываете? — искренне удивился он. — Эх, молодёжь. Ещё вчера возле доски огромный плакат повесили с объявлением. Но вижу, легче самому вас просветить: седьмого июня пройдет эстафета-марафон по пересечённой местности. Участвовать могут до десяти студентов от факультета. Новички обычно отказываются… но если среди вас есть желающие, то — вперёд! Я вас поддержу, во имя бурлящей силы юности в ваших горящих огнём победы сердцах! 



Evelina

Отредактировано: 15.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться