Сумрачный огонь

ll Бесконечные вопросы ll

8 июня 2018 года

Она проснулась ранним утром на твёрдой кровати лазарета. В хрустящей накрахмаленной постели, пахнущей кореньями и травами. Ароматы лекарственных настоек настолько въелись в быт целителей, что у большинства местных обитателей неосознанно ассоциировались с ними, подобно тому, как люди вспоминали о врачах по запаху антисептиков.

Приподнявшись, Алеста свесила ноги с края кушетки и коснулась босыми пальцами кафельной плитки. По полу тянуло прохладой. Видимо, неподалёку открыли окно. Но ей было не до зябких танцев, когда скачешь с ноги на ногу в поисках тапок. Куда важнее было узнать, что случилось с друзьями после того, как Акира передал её тушку в руки заботливых целителей и вернулся в лес.

Ласковая улыбка Шарлотты – последнее, что она увидела перед тем, как потерять сознание на долгие часы, проведённые в полубредовом состоянии, пока умелые пальцы зашивали рваные раны, сращивали сломанные кости, растворяли гематомы. Вернулся ли он за Гансом и Натаном? Что за гадость попала в кровь Герды? Всё ли с ними хорошо? Её голову одолевало множество вопросов, требующих немедленных ответов.

Стоило же распахнуть шторку и выглянуть в коридор, как Алеста замерла, удивлённо оглядываясь по сторонам. Перед ней развернулась однородная завеса из бледно-зелёного полотна, тянущаяся на десятки метров. Один конец узкого коридора заканчивался глухим тупиком из белой стены, а другой — самым обыкновенным деревянным столом, за которым на сложенных руках посапывал темноволосый парнишка в мешковатой форме целителей. Все койки до единой оказались заняты.

— И где мне их искать? — раздражённо прошептала она, одёргивая ночную рубашку, едва ли достающую до колен. — Тут не меньше полусотни коек. Чёрт…

Никаких опознавательных знаков — табличек с именами или пришпиленных листков с номером группы — не оставили ей выбора, кроме как заглядывать за каждую шторку, вторгаясь в личное пространство незнакомых людей. Руки слегка дрожали, когда сдвигали ткань в сторону до совсем тонкой щели, чтобы как можно незаметнее одним глазом заглянуть внутрь. Как бы она ни старалась, но нервный мандраж от возможной встречи с зорким взглядом не спящего старшекурсника унять не могла. Не хватало ещё наткнуться на тех старших с Игнотума. Они уж точно не оценят раннего визита.

Ближе к тупику Алеста нашла то, что так долго искала — наткнулась на знакомое курносое лицо, отчего на радостях тут же залетела в палату. Присев на постели, поправила свесившуюся с краю кушетки и болтающуюся в воздухе руку. Натан спал крепко, скрежетал зубами и хмурил во сне брови. Его хорошо подлатали. Единственные следы, что напоминали о былых побоях, выглядели куда скромнее, чем могли бы: всего-то пара вытянутых розовых шрамов на правой щеке и левом предплечье. Впрочем, сегодня и их не станет.

— Эй, — тихо позвала Алеста и потормошила его за здоровую щёку. — Просыпайся, бобёр.

Недовольно поморщившись, Натан грубо отпихнул её руку и перевернулся набок, после чего лениво почесал оттопыренную задницу. Даже будучи спящим, он умудрялся выглядеть нелепо, и этой же нелепостью ещё и раздражал — воистину талант.

— Я не сплю, — донёсся до её ушей приглушённый голос Ганса с соседней кровати.

— Тебя спасли, засранец, — прошептала она и небрежно поправила одеяло, сползшее с Натана. Ему вовсе не обязательно просыпаться ни свет ни заря, только потому что её грызли муки совести.

Обогнув кровать, Алеста прошмыгнула возле стенки в соседнюю палату, даже не потрудившись отодвинуть штору. И эта секундная лень оказалась виновницей новой ссадины. Стоило на миг забыть о тумбе в изголовье кровати, как та сама о себе напомнила, безжалостно атаковав острым углом её бедро.

— Привет, — неловко улыбнулась она, потирая ушибленное место.

— Привет.

Ганс приподнял подушку и теперь сидел, облокотившись спиной о невысокое изголовье кровати. Его болезненно-бледная кожа выглядела ещё более нездоровой, чем обычно, сливаясь по цвету со стенами. Даже потресканные губы были в бесцветных шелушинках, без намёка на циркулирующую в них кровь. Вечно же лиловые синяки под глазами мигрировали в серый, как у живого мертвеца.

— Паршиво выглядишь.

— Есть хочу.

— Ну, судя по тому, что все дрыхнут без задних ножек – сейчас часов шесть утра. Вряд ли поварихи успели наготовит пир на весь мир.

— Да, — признал он и резко опустил взгляд, стоило им встретиться глазами.

— Ты чего? — растерялась Алеста. Пощупала своё лицо, но ничего нового не нашла.

— Я всех… подвёл.

Громко вздохнув, она плюхнулась в ногах его кровати и опрокинула голову, уставившись в потолок. Не верилось, что он перетянул ответственность за произошедшее на себя. Что за глупая ситуация? Не хватало им ещё сцепиться, доказывая, кто оплошал сильнее.

— Не говори ерунды. Ты больше всех выложился и больше всех пострадал. Как обычно... Так смачно зарядил ему по черепушке, — внезапный смешок слетел с её губ при воспоминании о физиономии натурально ошалевшего ящера. — Правда, это было забавно. Я там чуть кирпич не родила, когда увидела в метре от себя ползающего по дереву крокодила! А ты вообще не растерялся.

— Толку-то.

— Да чёрт, Ганс! Нашёл, из-за чего загоняться. Выкинь нафиг эту глупую мысль из своей светлой головушки и лучше скажи мне, что с Гердой и Патриком?

— Не знаю. Я во время исцеления проснулся. Ненадолго. Фиолетовая мазь. Ненавижу её.

— Меня, похоже, тоже вырубили, пока исцеляли. Думаю, вчера у них было немало работёнки. И кстати, прикинь, все койки заняты. Абсолютно все! Значит, мы далеко не единственные, кого отмудохали. А это в свою очередь значит, что мы, возможно, не заняли последнего места. И тогда на меня не ополчится вся группа… иначе… будет жопа. Мозговыносилово на несколько дней железно обеспечено. Герда запилит своими нравоучениями. Будто есть хоть какой-то смысл хаять меня за пустоголовость – я так-то в курсе, что мозгами не блистаю. А Натан до ручки доведёт своим нытьём из-за мытья туалетов. Впрочем, вполне заслуженно… ему тоже хорошо досталось из-за меня.



Evelina

Отредактировано: 15.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться