Сумрачный огонь

ll Вечер танцев-обниманцев ll

23 июня 2018 года 
 

На дверцах шкафа висело два платья. Одно длинное нежно-голубого цвета, в меру мешковатое с узеньким поясом, предназначенным для того, чтобы выделить талию. А второе прямо противоположное первому – строгого чёрного цвета, обтягивающее каждый миллиметр тела и значительно короче желаемого варианта. 

— И долго ты их разглядывать собираешься? — недовольно бросила Герда, маникюрными ножницами укорачивая длину накладных ресниц. — Я уже практически закончила с макияжем. 

— Да чёрт, они такие разные! Сложно выбрать.

Входная дверь хлопнула: в комнату вернулась Аврора в своём воздушном платье в греческом стиле. Несколько цветов шифона, от молочного до бледно-персикового, гармонично сливались в элегантных драпировочных складках разного размера, которые в свою очередь заигрывали с крупными локонами её розового парика. Она выглядела как романтичная принцесса из доброй сказки. 

— Ты еще не переоделась?.. Все уже собрались в столовой. 

— А ты чего вернулась?

— Забыла мобильный телефон. Да и на тебя в платье поглазеть не терпелось, — улыбнулась Аврора, сверкнув ямочками на щеках. 

— Всё вот прям-прям нарядные? Никто не пришёл, там, в рваных джинсах или кедах?.. 

Милашка отрицательно помотала пухлощёкой моськой, и всякие надежды на светлое будущее окончательно покинули Алесту. С громким, полным горечи вздохом она стянула с вешалки чёрное платье и направилась за самодельную ширму из простыни, что служила им кабинкой для переодевания. Герда оказалась из застенчивых, поэтому организовала её почти сразу после переезда. Странно это – смущаться, переодеваясь перед другими девушками. Чего они там друг у друга не видели? 

С трудом втиснувшись в чёрную трубу, почему-то именуемую платьем, Алеста застегнула молнию и с облегчением вытерла предплечьем пот со лба. 

— Я надеюсь, ты сообразила снять бюстгальтер? — прорезался сквозь тишину неприятный голос, заставший её поморщиться словно от боли. 

Пришлось расстегнуть молнию, чтобы приспустить платье и снять ненужное бельё. Ещё с десяток выматывающих телодвижений. Кульминацией же тотального дискомфорта послужили жутко неудобные и слегка жмущие ей туфли на широком каблуке. И вот как в таком виде, спрашивается, танцевать? Какой садист придумал эту пыточную схему? 

В приливе раздражения откинув край простыни, Алеста шагнула на середину комнаты и угрюмо посмотрела на обернувшихся соседок. 

— Вау! — воскликнула Аврора, разглядывая её широко распахнутыми от удивления глазами. — Тебе безумно идёт! 

— Согласна. На спортивной фигуре смотрится намного выигрышнее. Можешь его не возвращать. 

— Нет уж, постираю и верну. 

— И как после твоей наглядной демонстрации я буду его носить? Смотреть в зеркало и восхищаться тому, что после тебя это платье висит на мне как на вешалке? Нет, благодарю. Мне всё ещё ценно душевное спокойствие. Поэтому изволь оставить его себе.

— Ну ладно. Раз ты так говоришь, — протянула она, недоверчиво разглядывая себя сверху вниз. Это из-за груди? Так набрала бы хотя с пяток килограмм, а то совсем худющая. У них разница в десять килограмм, при том что на те же десять сантиметров Герда выше. Как ещё ветром не сдуло с её бараньим весом. 

Поднявшись с кровати, она одёрнула юбку, почти полностью скрывающую туфли на огромных шпильках, и подошла ближе к Алесте. Для вечера танцев она выбрала длинное в пол платье, у которого поверх тёмно-бордовой атласной подкладки была натянута чёрная сеточка. На руках, спине и груди ткань выглядела прозрачной, и если бы Герда не надела под низ странный топик, больше похожий на лифчик из гипюра, то всё её богатства оказались бы на виду. 

— Дай мне пять минут — я приведу твоё лицо в порядок. 

— Нет-нет-нет! Я не хочу эти чернющие разводы вокруг глаз! 

— Ещё немного твоей компании, и я потеряю контроль над собственным рассудком, — процедила она сквозь зубы, сильно зажмурившись. Глубоко вдохнула и медленно выдохнула, после чего открыла глаза и уставилась на неё лишённым всяких эмоций взглядом. — Я нанесу тонкий слой тонального средства оптимального оттенка для твоего тона кожи, закреплю его бесцветной пудрой. После чего подчеркну и так выразительные брови самым обыкновенным коричневым карандашом, а чёрным — обведу слизистую глаза. То есть не выйду за линию роста ресниц.  Даже учитывая, что при твоей форме глаза было бы неплохо продлить линию за внешним углом как минимум на три-четыре миллиметра, а затем растушевать линию подводки на нижнем веке и стрелку. Также исключительно по твоей инициативе, или вернее если нам удастся согласовать… 

— Ладно-ладно, я поняла, ты круто шаришь в этой теме, — перебила её Алеста. Присев на край кровати, она подставила лицо и кивнула: — Твори.  

И снова Герда на неё зыркнула тем неприятным взглядом, за которым скрывалось сильное желание придушить собственными руками.  

— Между вами такая химия, — хихикнула Аврора. 

В обещанные пять минут никто не уложился. Тонкие и длинные пальцы шустро орудовали разными инструментами: от больших и мягких пуховок до маленьких и тонких кистей, что норовили тыкнуть в глаз. 

— Хватит дёргаться, — прошипела злостная садистка, отстранив на секунду колючий ёршик, который не столько прокрашивал ресницы, сколько терзал несчастное веко острыми и твёрдыми щетинками. 

— Да не дёргаюсь я! — рявкнула Алеста, не желая признавать свою слабость перед орудиями пыток в виде косметического арсенала подруги. Такими темпами ещё немного, и из её глаз потекут кровавые слёзы. — У тебя лифчик виден. Не слишком ли ты развратно сегодня оделась? 

— Не лифчик, а красивый кружевной бралетт. И нет. Я оделась более чем уместно для того мероприятия, которое мы собираемся посетить.  

Обмахнув большой упругой кистью всё её лицо, Герда наконец объявила о конце экзекуции. Методично сгребла все тюбики и коробки в кучу, чтобы утащить к себе в тумбу, и даже не подумала предложить ей посмотреться в зеркало! 



Evelina

Отредактировано: 15.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться