Сумрачный огонь

ll Старые связи ll

 

— В смысле, о чём говорит этот придурок? — ощетинилось Асия, искоса взглянув на него.

— Не сейчас. Я тебе позже всё объясню, — более неподходящего момента для разговора, к которому он готовился задолго до их встречи, и представить нельзя.

Всё шло по канонам жанра — наперекосяк. У него был план: постепенно сблизиться с глупышкой, помочь ей вспомнить его и лето, проведённое вместе, и только затем подвести к столь сложной информации. Она могла отреагировать самым непредсказуемым образом. Как разразиться звонким смехом, искрящимся радостью, так и погрязнуть в пучине слёз и криков, лопающихся от проклятий. Крайне важно, чтобы Асия видела в нём того, на кого можно положиться. Кому она, не задумываясь, доверит все переживания и страхи. Но ни один план не совершенен — любой способен рухнуть, похоронив под своими обломками приложенные старания. Незваные гости на то и незваные, чтобы заявляться в неудобное время и беспардонно вмешиваться в самые деликатные дела.

Заурядность и предсказуемость происходящего одновременно раздражала и веселила. Но Акира контролировал выражение лица, не позволяя дёрнуться ни одному мускулу. Никто не должен узнать, как у него всё внутри зудело от досады.

— И ты ему веришь? — усмехнулся Руи и поправил стекающего с его плеча управляющего кровью. — Сколько времени ты уже в академии? Неделя? Две?.. Что, неужели месяц?! И он тебе до сих пор не рассказал? Жуть какая. Ты наверняка уже множество раз была на грани и даже об этом не догадывалась.

— Да о чём ты талдычишь?! — раздражённо рявкнула она, и огонь, окутывающий её полуобнажённую фигуру, многократно возрос и приобрёл форму огромной птицы, величественно расправившей крылья. А в следующий миг пламя упало обратно к ногам, свернувшись вокруг икр подобно ручной ласковой зверюшки, и Асия примирительно произнесла: — Давай по-хорошему разойдемся. Ты отдашь Ганса и свалишь со своей подружкой в туман. Мы не последуем за вами.

— Их нельзя отпускать! — с неожиданной яростью выкрикнул Натан. — Мы должны сдать этих уродов полиции, чтобы их судили в суде!   

— В каком суде?.. Для полукровок нет никакого суда, есть только тюрьмы, исследовательские центры и академии, в которых детишкам пудрят мозги, — вздохнул Руи, вытащил из кармана смятую пачку сигарет и с грустью взглянул на неё.

— Единственный, кто тут пудрит мне мозги, – это ты.

— Я знаю, как вращаются винтики у тебя в голове, парень. В твой дом приходили странные люди, которых в академии обозвали дехумами. Рассказали страшную сказку, благодаря которой ты нашёл, кого винить и ненавидеть за паршивое детство. Это удобно, не спорю. Но ирония в том, что на самом деле дехумы совершенно не заинтересованы в детях, и позже ты сам поймешь почему.  

— Что за чушь… ты просто перекидываешь стрелки. Я не тупой!

— Обычно я и правда злоупотребляю доверием таких простачков, как ты.

— Это тот талантливый, что пробудился в девять лет? — вмешалась светловолосая девушка с разукрашенным, как у куклы, лицом. Её руки покрывали татуировки, сплетающиеся в одно большое невнятное пятно, и выглядели они под стать макияжу — дешево, аляповато. И словно почувствовав холод оценивающего взгляда, она нервно почесала щёку и оскалилась в отталкивающей улыбке.

— Да, Акира — мой драгоценный протеже, что не захотел последовать за мной. Но если тогда я смог его понять, то сейчас пребываю в полнейшем недоумении: почему он подвергает свою девчушку такой опасности?.. — слова Руи кололи, ощупывали болезненные места, проверяя границы дозволенного. Играл с огнём во множестве смыслов, один из которых стоял напротив и наблюдал за тем, как он аккуратно перекидывал Ганса с одного плеча на другое с невиданной для него деликатностью под скупое ворчание: — Вроде тощий, а плечо затекает.

Старался не спровоцировать Асию? Хитрый лис. Он нисколько не изменился. Всё так же тонко играл с чувствами других и искусно манипулировал информацией. Когда-то давно Акиру восхищала острота его ума. Пришлось приложить немало усилий, чтобы самый популярный в прошлом студент «Кумана», прославившийся в первую очередь сложными многоступенчатыми стратегиями, а уже потом редкостью способностей, обратил на него внимание. Руи ни в какую не желал брать подопечных. Одна мысль о предстоящей суете невероятно утомляла его. А известен он был не только как блестящий стратег, но и как величайший из бездельников.    

—  Ты меня расстраиваешь, Акира. С каких пор ты настолько беспечен? Тем более в отношении своей подопечной. Нельзя же во всём полагаться на близняшек.

— Не думаю, что у тебя есть право меня отчитывать, тем более на тему наставничества.  

— Справедливо.

— Не захотел последовать за тобой?.. — медленно повторил Акира, смакуя слова на вкус. — Наши воспоминания самую малость отличаются. В моей версии ты свалил, прихватив с собой экспериментальные разработки и пару десятков конфиденциальных документов. А я о твоём побеге узнал через неделю — в бетонном кубике.

— Я предполагал, что они захотят порыться в твоей памяти. Но всё же обошлось, тебя отбили близняшки?

— Да, обошлось. Эксперы ограничились допросом, что длился двое суток. 

— Приятного мало, но всяко лучше копошащихся в мозгах телепатов.

— Определённо. Неловко бы вышло, узнай они, что я — люран.

Во взгляде Руи сквозило раскаяньем, настолько правдоподобным, что приходилось одёргивать себя. Не стоило заблуждаться на его счёт: эмоции — всего-навсего один из рычагов манипулирования. Ему ничего не стоило в нужным момент как мастерски отыграть безразличие, так и пустить скупую слезу.

— В мои планы не входило подставлять тебя.

— Изучать окружение перебежчика — это их работа, — отмахнулся Акира от его извиняющегося тона. — Но я всё никак не могу вспомнить, когда же ты великодушно посвящал меня в свои планы? 

— Технически — никогда, — ответил он, поморщившись. — Ты постоянно повторял о маленьком сорванце, которого надо найти и оберегать. И когда я спросил тебя: «Что ты думаешь о дехумах?», то безапелляционно заявил, что они бесполезны. Признаюсь, ты меня здорово удивил. Я ожидал, что-то вроде: «они наши враги» или «наша задача образумить их и направить на путь истинный». Но для тебя было важно только то, что среди них не было ясновидящих. Я до сих пор нахожу это удивительным.



Evelina

Отредактировано: 15.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться