Сумрачный огонь

ll Время ответов ll

Целители в нарядных платьях и стильных костюмах метались от одной кушетки к другой. Пробегались мягко светящимися пальцами по вывернутым под неестественным углом конечностям, по большим рваным и кровоточащим ранам, оставляя мелкие ссадины на потом. Но не проходило и пяти минут, чтобы в лазарет не доставляли нового раненого студента. Очередного смельчака, что углубился в чащобу в попытке нагнать и задержать отступающих дехумов. Младшая группа целителей уже несколько часов трудилась в поте лица, прочёсывая лес. И с каждым возвращением на их лицах читалось всё больше усталости.

— Внутримозговое кровоизлияние может привести к серьёзным последствиям, вплоть до смертельного исхода, — в сотый раз твердила Герда, действуя на нервы угрюмому выпускнику, занятому исцелением длинного и глубокого пореза на внутренней части бедра скулящей от боли девушки. — Мозг может получить несовместимые с жизнью повреждения, даже если череп с виду относительно цел.

К радости парня, измученного монотонным ворчанием, в лазарет заявилась в коротком коктейльном платье нежного лососёвого оттенка Шарлотта. Её обеспокоенные глаза пробежались по головам целителей, словно подсчитывая число задействованных в экстренной операции работников, и остановились на кудрявой шевелюре, потемневшей от запёкшейся крови.

 

В нерешительности замерев под дверью одной из комнат общежития, Алеста шумно и глубоко вздохнула, стараясь восстановить сбившееся после затяжного спринта дыхание. Стоило последней болячке исчезнуть под волшебными ладонями Шарлотты, как она сорвалась и вылетела пулей из лазарета. Наплевав на свой внешний вид, которому позавидовал бы самый искушённый любитель грима на Хэллоуин, устремилась прямиком к главному источнику информации. Он не мог, не имел ни малейшего права и дальше оставлять её в неведении.

Придвинув ухо к щели, Алеста прислушалась к голосам. Парни говорили так тихо и спокойно, будто обсуждали погоду за чашечкой чая, оттого ни слова из их разговора не получалось разобрать.

Шумно взвизгнула молния, и застучали сдвигаемые вешалки в шкафу.

И стоило в голове промелькнуть мысли о том, что Акира собирается на очередную долгую миссию, как она испуганно вскинула руку и громыхнула кулаком по двери. Да с такой силой, что костяшки исступлённо заныли.  

— Что? Что случилось? Почему ты в таком состоянии? — Алан выскочил в коридор и осмотрелся по сторонам. — Дехумы вернулись?

— Мне надо поговорить со своим наставником, — отчеканила она и, подобно слону в посудной лавке, проскочила мимо него в комнату: попутно нечаянно пнула торец полотна, отчего оно задрожало, едва не слетев с петель, и врезалась плечом в проём.  

Алеста захлопнула перед его удивлённой физиономией дверь и резко обернулась к Акире. Её слегка занесло, как машину, не справившуюся с манёвром, и она, окончательно запутавшись в ногах, ничком плюхнулась на пустующую кровать. 

— Однако, это было эффектно, — выдержав небольшую паузу, подытожил он с ненавязчивой улыбкой, отдающей ленцой. — Тебе стоило бы умыться.

— Мне и так нормально, — буркнула Алеста, как только приняла сидячее положение. 

— Я серьёзно, иди умойся. Или я сам тебя отнесу в ванную и помою.

— Это… это сексуальное домогательство! — окончательно смутившись, пролепетала она и подскочила с кровати, как зерно кукурузы, коснувшееся раскалённой сковороды. Ноги сами понесли её в сторону совмещённого санузла. — Я на тебя Герду натравлю!

Зачерпывая полные ладони воды, Алеста швыряла ту в лицо и энергично тёрла кожу. Подняла на мгновение совершенно ошалелый взгляд к зеркалу, отметила, что полностью смыла кровь и макияж, но не предательский румянец, и крутанула колёсико, помеченное голубым цветом. Она не поддастся, не даст заморочить себе голову всяким флиртом. Только не сегодня.

В ванную без стука зашёл Акира и встал позади неё. Его рука потянулась к стаканчику с зубными щётками, а её тело замерло в ожидании, когда чужая грудь коснётся напряжённой спины. От кончиков пальцев до стоп пробежала лёгкая нетерпеливая дрожь; сердце в груди застучало чаще и громче.

Но помутнение рассудка продлилось недолго. И с ужасом осознав, чего именно она дожидается, затаив дыхание, Алеста вскинула руки, звонко ударила себя по щекам и взвыла:

— Да твою же мать!

Молча забрав свои гигиенические принадлежности, он одарил её удивлённым взглядом и вышел.

И как, спрашивается, вести с ним конструктивный диалог, если после одного единственного поцелуя мозг так знатно глючило. При любом его телодвижении происходил разрыв соединения, и она скатывалась до уровня животного, которым двигали исключительно примитивные инстинкты: притом главенствующим оказался – размножения.

Хотя чего стоило ожидать от человека, живущего по принципу: сначала накосячу — потом разгребу. Сама же на прошлой неделе с гордостью заявляла Герде, что лишними размышлениями предпочитает свою голову не забивать. Как говорится, «за что боролась, на то и напоролась…»  

Вернувшись в комнату, Алеста скользнула взглядом по собранной сумке, стоящей на полу возле входной двери, и присела на помятую собственными стараниями постель Алана.

— Ну так сам расскажешь или вопросами из тебя инфу тянуть?

— Тянуть — конечно, звучит интересно. — Акира аккуратно положил вешалку со свежей формой на свою кровать и присел рядом с ней. — Я собирался сам тебя найти, после того, как соберу вещи. Но ты, как обычно, шустрее.

 — Почему? — она нахмурилась и, привстав, села как можно дальше от него. Подумала немного и ещё сильнее отодвинулась, вжавшись боком в деревянное изголовье кровати. 

— Странный вопрос…

Он протянул к ней руку, но прежде, чем успел коснуться лица, Алеста неловким движением ударила его по пальцам.  

— Я всего лишь хотел проверить температуру. У тебя лицо красное… и поведение чуднее обычного.    

— У меня нет температуры.

— Испугалась, что снова поцелую?



Evelina

Отредактировано: 15.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться