Сумрачный огонь

ll Лети, моя птичка ll

23 июня 2006

 

Скромная стопка аккуратно сложенной одежды притулились к боку дорожного чемодана. Она выглядела маленькой точкой, крохотным оазисом чего-то личного на фоне развернувшегося вокруг инженерного хаоса. Повсюду стояли картонные коробки, в которые отец складывал свои технические примочки: небольшие продолговатые или же крупные прямоугольные компьютерные платы, пухлые кубы, состоящие из металлических радиаторов и пластмассовых вентиляторов, длинные и толстые провода, свёрнутые в бублики, что с двух сторон придерживала синяя изолента, и десятки разнокалиберных камер, диаметром от пары сантиметров до кулака взрослого мужчины.

Он метался от одной коробке к другой, со страдальческим видом оценивая, насколько ему нужен очередной кусок железа, густо усеянный микросхемами и конденсаторами, похожими на кибермногоножек, соседствующих с игрушечными резервуарами для воды. Чаще всего тяжело вздыхал и опускал дорогую сердцу вещицу в коробку, на боку которой красовалось одно ёмкое, но такое красноречивое слово: «ненужное».

Взяв с полки случайную книгу, что аналогично отцовским платам полагалось оставить в брошенном доме, Акира без всякой ясной цели пролистнул с десяток страниц и зацепился взглядом за кривоватую надпись со своим именем, старательно выведенную неловкой детской рукой.   

— Мы правда не могли взять Асию с собой?

— Могли, но нужно ли это Асии? — мягко спросил отец. — Сейчас ей выдался шанс пожить спокойной жизнью обычного ребёнка: пойти в школу, найти друзей, с которыми она сможет посмотреть мультфильм в кинотеатре или повеселиться в парке аттракционов. Возможно, через год или два им тоже придётся бежать. Но ты считаешь, мы в праве уже сейчас отнимать этот шанс?  

Шумно вытолкнув через нос воздух, он закрыл книгу и поставил обратно на полку. Эта вечно хохочущая или дующаяся дурёха прожила с ними всего ничего. Стоило же ей уехать, как в доме стало непривычно пусто; а его впервые в жизни посетило давящее чувство одиночества. Раньше Акира не нуждался в сверстниках: у него были папа, мама и книги. Теперь же скучал по Асии до того остро, что хотелось расплакаться. Но отец прав – слишком эгоистично желать, чтобы она бежала и пряталась вместе с ними.  

— Некоторые считают, что судьбу невозможно изменить. Её можно либо принять и исполнить, либо всё время страдать в тени рока. Но я думаю, что жизнь похожа на длинную дорогу со множеством распутий. Исключительно от тебя зависит, по какому пути ты пойдешь. Глупый человек, запертый в навязанных истинах, идёт всегда по одной и той же дороге, не замечая, как ходит по кругу. Но мудрый остановится и внимательно осмотрится по сторонам, отмечая подозрительные детали, что щекочут интерес, и в конечном итоге пойдет по тому пути, на которое указало сердце.  

— А вдруг сердце ошибётся, и я пойду по неправильной дороге…

— Смотря что в твоём понимании «неправильно», — улыбнулся папа, присев на корточки возле клубка проводов. — Убить человека – это неправильно? С одной стороны, на индивидуальном уровне жизнь человека ценна, оттого во всём мире убийц наказывают и садят в тюрьмы. Но, с другой стороны, эта же жизнь может быть и обесценена, например, когда ты пополняешь ряды солдат, идущих на войну. Тебя ставят в рамки: убить или быть убитым. И в таких условиях жизнь вражеского солдата стоит не больше жизни скотины, специально взращённой для забоя. Нужно немного пересилить себя, чтобы в первый раз оборвать для кого-то бесценную жизнь. Но уже со второй головы начинается счёт, потому как в условиях изменённых норм убивать врагов — правильно.

— Да, я помню: «всё относительно», «в каждом добре есть зло, и в каждом зле есть добро», — без энтузиазма процитировал он любимые фразы отца. — Но я спрашивал о другом… приведёт ли меня эта дорога к Асии?

— Всё зависит от тебя. Если искренне захочешь её найти, то сможешь.

— А если её поймают прежде, чем я вырасту и попытаюсь найти?

— Тогда… не судьба! — удивлённо воскликнул папа и зашёлся в зычном, гортанном хохоте. Он всегда смеялся как третьесортный злодей из мультфильма, оттого никто не мог оставить без внимания его раскатистое: «му-ха-ха-ха». 

— Но ты же только что говорил обратное, — проворчал Акира, скрестив руки на груди. — И я не слишком мал для таких речей?.. Может, ещё о сексе начнёшь рассказывать?

— А ты все ещё чего-то не знаешь? Я же несколько книг и…

— Пап!

— Что?

— Мне девять лет!..

— И что? Я в десять лет уже посещал университетские курсы математики, а в четырнадцать – получил степень и впервые полюбил женщину.

— Ты – не пример обычного ребёнка. Обычных детей не показывают в телике во время новостей, называя гордостью нации.  

— Это было лишь раз, когда я выиграл международные соревнования, — польщенно поправил он, на короткое мгновение предавшись воспоминаниям. — Тогда же я и встретил твою маму — кокетливую француженку, что решила позаигрывать со мной, пока коротала время в медленно поднимающейся кабине лифта. Она явно не ожидала, что после пары безобидных фраз у неё появится верный поклонник, что последует за ней по всему миру. 

— Мама говорила, что таких, как ты, в Японии называют «сталкерами». 

— Мама так шутит…

— Но всё равно ты не был обычным. Я как бы ни старался, не могу считать в уме пятизначные цифры, — Акира вернул разговор в прежнее русло, после чего недовольно добавил: — И в книжках родители совсем по-другому разговаривают с детьми. 

Бросив наполовину распутанный моток, отец выпрямился, заправил за ухо длинную, выбившуюся из хвоста прядь и сел рядом с ним на край тумбы. Раскосые и не по-мужски выразительные глаза с теплотой во взгляде пробежались по его лицу.

— Знаю. Но ты тоже необычный ребёнок, и я слишком боюсь не успеть. 

— Чего не успеть?

— Всего. Объяснить, как устроен этот мир и как в нём выжить. Я должен за очень короткие сроки научить тебя разбираться в людях, сортировать и анализировать информацию, сохранять спокойствие и не поддаваться панике даже в самых непредвиденных обстоятельствах. Чтобы ты не растерялся, когда папа или мама уйдут из твоей жизни — это может произойти в любой момент, как бы мы ни старались оттянуть время. Ты же обязан выжить любой ценой. Быть хитрым как лис и проворным как ящерица.



Evelina

Отредактировано: 15.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться