Суп с уткой

Суп с уткой

В коридоре на полу стояла двухфитильная керосинка. На ней — кастрюля с горячей водой и жирной уткой, которая была последней особью утиного поголовья. как всегда, воняла. Суп должен был вот-вот закипеть. Морща носы от раздражающего запаха, топтались рядом брат и сестра. Лида и Вовка. Девочке было десять лет, мальчику пять. Они оставались дома одни и должны были доварить этот утиный суп.

— Смотрите, не уроните кастрюлю, — сказала мать, уходя на работу.

— Мы что, маленькие что ли? — обиженно произнесла Лида и, взяв большой половник, устроилась на скамеечке около керосинки.

Рядом с ней прямо на полу сел Вовка. Положив голову на его ноги, прилег щенок Тузик. Недовольно фыркнув на него, кот Рыжик подошел к Лиде и стал ласково тереться об ее ноги. Но не получив должного внимания от девочки, тоже пошел к Вовке и устроился около него.

Противный керосиновый запах постепенно исчезал, уступая место чудесному аромату супа. Он щекотал ноздри, и не только Лиде с Вовкой, но и Тузику с Рыжиком, вызывая сильное желание попробовать то, что варилось в кастрюле. Да и не только попробовать. Пора бы уже и поесть. Но обедали в этой семье вечером, когда родители приходили домой с работы. Тогда кормили и щенка с котенком.

Все сидели в томительном ожидании, вдыхая соблазнительный аромат, пока Лида не решила, что суп готов. Она зачерпнула его из кастрюли половником, подождав немного, подула и осторожно попробовала… Потом еще раз...

Да, он сварился и был очень вкусный. Посмотрев на то, что осталось в поварешке, она подумала: «Ну, не выливать же это обратно в кастрюлю?» — и отправила остаток себе в рот.

Вовка проводил взглядом путь супа от кастрюли до Лидиного рта. То же самое проделали и Рыжик с Тузиком. Мальчик вздохнул, Рыжик мяукнул, а Тузик тихонечко заскулил.

Лида посмотрела на пустой половник, потом на Вовку и зачерпнула из кастрюли еще супа. Теперь уже для брата, чтоб ему не было обидно.

— Вкусно, но горячо, — торопясь проглотить и обжигаясь, проговорил Вовка.

— Ветер под носом, возьми и подуй, — сказала Лида. Так всегда говорила в подобных случаях мама.

Вовка сопя и дуя на суп, с удовольствием доел выделенную ему порцию и передал половник сестре. Лида посмотрела на пустую поварешку, потом на кастрюлю и решила, что нужно еще раз попробовать суп, чтоб быть точно уверенной, что он сварился.

Зачерпнула немного и медленно с удовольствием отправила содержимое себе в рот. Потом столько же набрала для Вовки и протянула ему половник…

В этот момент внезапно с шумом распахнулась дверь коридора. На пороге появилась тетя Вера почтальонша:

— Голубевы, вам фронтовое письмо! В почтовом ящике! — прокричала она.

Дверь с грохотом захлопнулась. Щенок, с лаем подскочив со своего места, выбил из рук Вовки поварешку. Горячий суп выплеснулся на кота. От неожиданности и боли он высоко подпрыгнул и приземлился на спине у мальчика, который от испуга рванулся вперед и опрокинул керосинку. Кастрюля перевернулась, суп вылился на пол. Утка осталась в кастрюле.

Это произошло так внезапно и быстро, что на какое-то время все замерли, оставаясь на своих местах. Первыми очнулись и начали действовать Тузик и Рыжик. Они твердо знали, что когда суп в кастрюле, его трогать нельзя. Но этот-то был на полу, значит, его надо скорее съесть. И они с жадностью набросились на ароматные остатки еды, которые еще не успели стечь сквозь щели под пол.

Вовка, поднявшись с четверенек, бросился отгонять от лужи с супом щенка и котенка и захлебываясь от плача, все повторял и повторял одну и ту же фразу:

— Я же не нарочно! Я же не нарочно!

— Ясно, что не нарочно…— сказала Лида и, посмотрев на животных, вздохнув, добавила:

— Не трожь их! Чего уж там! Пусть хоть они наедятся! Потом, повернувшись к Вовке, сердито, как это делала мама, проговорила:

— Да не реви ты! Без тебя тошно!

— А что мы теперь будем делать, Лидусь? — продолжая всхлипывать, проговорил Вовка.

Лида посмотрела еще раз на пустую кастрюлю и остатки разлитого на полу супа.

— Любую проблему можно решить, разбив ее на части, — произнесла она любимое папино выражение. Затем подняла кастрюлю. Налила в нее воды и снова поставила на керосинку. А потом и новый суп заварила. А Вовка тщательно вытер мокрой тряпкой на полу все следы нелепого, но очень обидного происшествия.

Пришли родители. Стали обедать.

— А что это Тузик с Рыжиком лежат по своим углам и под ногами у нас не вертятся? И даже есть не просят? Не заболели ли? — спросил отец.

— Нет, пап, они здоровы. Набегались, наверное, за целый день. Отдыхают, — поспешила ответить Лида.

— А суп-то получился хороший! — сказал отец.

— А тот, первый, ещё лучше был, — выпалил Вовка.

— Какой первый? —удивилась мама.

— Ну, тот, что …

— Ах, не слушай его мама, — перебила брата Лида. — Болтает, Бог знает, что… Нате, вот лучше письмо фронтовое почитайте… Почтальонша сегодня принесла.

И протянула родителям свернутое треугольником письмо. И тут уж все разговоры на другие темы прекратились. Самым главным было то, что старший сын Николай прислал весточку, что он жив.

Вечером, лежа в кровати, Лида думала: «Вот и закончился день. Чего больше сегодня случилось: хорошего или плохого? Конечно хорошего. Получили письмо от брата Николая. Он жив и даже не ранен. Это хорошо…— девочка улыбнулась. — А хорошо ли то, что я не рассказала правду про утку? — задумалась она. — А кому от этой правды стало бы легче?» — сама себе ответила Лида словами, которые часто слышала от своей мамы. И спокойно заснула.



Валентина Лада

Отредактировано: 06.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться