Суперфанфик!

Суперфанфик!

    Суперфанфик!


 Что за надоедливый скрип? Он буквально пробуривал мою башку, нещадно  вгрызаясь через подкорку и доставая до самих мозгов. Мозгов? О, да ведь я  мыслю! "Мыслю - значит существую!" - тут же всплыла в сознании  жизнеутверждающая фраза. Причем, вроде как не моя. Память уперто вешала на  нее ярлык "занята правообладетелем".
 Так. Если я обладаю памятью, то что же я помню последнее? Хоровод каких-то  отрывочных образов, картинок и звуков завертелся у меня в сознании. Вот я иду с  друзьями в школу. А вот - огромный пакет мороженого, который я ем сам, ни с  кем не делясь. Девушка... Девушка держит меня под руку. О, мы перебегаем  через дорогу! Опасно - на нас налетает старая советская "Волга"! Скрежет шин по  асфальту, удар, и я... Я что, умер? Пытаюсь кричать.
 Но у меня ничего не выходит! Скрип тем не менее вдруг обрывается, и я слышу,  как надо мной раздается стариковское кряхтенье. Снова пытаюсь крикнуть. И  снова я лишь безмолвно вращаю головой.
 - Ну-ну, перестань вертеть головой! - укорительно прозвучал надо мной чей-то  голос, - а то я не смогу прикрепить глаз!
"Что?! У меня нет глаз?! Мамочки!" 
 - Я же тебе сказал, не вертись! Сейчас прикреплю глаз, и ты увидишь меня, своего  отца.
 Я оцепенел. Какой такой отец?! Мой отец упился до смерти три с лишним года  назад. Его мамка выгнала, чтоб не буянил...
 - Вот так! - довольно говорит голос. - Потерпи совсем чуть-чуть!
Я как-то тупо, всем телом ощущаю, что на мою голову нажали. Потом давление  уходит, и я раскрываю глаз. Один-единственный. И начинаю бешено им моргать.
Человек, наклонившийся надо мной, чернявый и носатый, явно не был и близко  похож на моего покойного папашу. И снова от слишком большого стресса я  пытаюсь что-то крикнуть. Что-то злое, матюгальное.
 - Вот ты и увидел меня, сынок! - лопочет этот пожилой, странновато одетый  мужик. - Сейчас и другой глаз вставлю. Если не желаешь, чтобы я сделал его криво,  пожалуйста, веди себя спокойно!
Я, донельзя охреневая со всего происходящего, просто безмолвно пялюсь на  этого доктора Франкенштейна. Меня что, по кускам собирают? Я теперь ходячий  труп?!
 - Во-от, так! - гнусит дальше седеющий, обряженный в какой-то странный  пиджак-не-пиджак человек. Странно, но в его руках нету никакого человеческого  глаза. Вместо него какой-то светло-желтый кругляш, на боку которого нарисован  голубой круг с черной точкой посредине. Он вставляет его мне в лицо, и спустя  мгновение я вижу уже обеими глазами. Я что, киборг?
 Отчаянно кошу новобретенными глазами себе под нос. Под носом ничего нет.  Никаких признаков рта, губ. Ну вот абсолютно! Ровная поверхность из все того же  светло-желтого материала. Псевдо-кожа?
 - Так... Ушки, глазки, носик... А-а, ротик! - вспоминает мужик и берется за опасный  даже на вид острый короткий резак.
  Его он с коротким замахом вставляет в то место, где у меня всегда был мой рот,  и начинает водить им туда-сюда, будто вырезая его... Из дерева!
 - А-А-А!!! - захожусь я в тоненьком писке моего голоса, который не в силах  передать весь мой ужас. Я  - бревно!!

Занавес.

 - Б...ть! Б...ть! Ты, ваще!! Какого ....я?!!
 - Это ничего, ничего, сынок! Я тебя еще научу говорить по-человечески! -  "успокаивает" меня этот старый... Папа Карло!

Занавес.

 - Признаться, я не ожидал, что вы окажетесь столь невоспитанны! - пропиликал  Сверчок, но был вынужден ретироваться, потому как в него летел тапок.
 - Ключик, блин, искать! Хрен там! - проворчал я. Теперь я постоянно принижал  голос до самого гроула, чтобы этот писк не тошнил мне на нервы.
 - Свое предназначение я сам найду!

Занавес.

 Я деактивировал кота вытяжкой валерианы. На лису натравил собак. Теперь их  кошельки перекочевали в мои игрушечные кармашки.
 Золото. Вот что поможет мне продвинуть вперед мое несчастное деревянное  тело. Папуле придется постараться, хе-хе! Иначе ему придется делать ноги!

Занавес.

 - А вот и босс! - уважительно посматривая на возвышающуюся передо мной  сверхбородатую, башнеподобную и вооруженную длинным хлыстом фигуру,  присвистнул я.
 - Куклы-ы!! Как вы посмели взбунтоваться?! - гремел Карабас Барабас, кукольник  150-го уровня, громко топая своими испанскими сапогами.
 - Артемон!
 - Гав!
 - Давай! - скомандовал я. За моей спиной сгрудились Мальвина и трясущийся в  рыданиях Пьеро.
 Связка арбалетов, направленных как раз на проем двери, жахнула сразу четырьмя  болтами. Они весело просвистели по бокам балрогоподобного  Карабаса, сбив  наземь его шляпу и не причинив вреда.
 - Да вашу ж!.. План "бэ"!

Занавес.

 - А что делать мне? - простонал Пьеро, глядя на побежденного Карабаса.
Я повернулся к нему, плотно прижимая к себе обтянутый батистом бочок  Мальвины.
 - Сожги. Закопай на Поле Чудес. Мне все равно! Или можешь всплакнуть о нем,  если хочешь.
 - Нет!
 - Неужели? - я действительно удивился. Обычно бесхребетный Пьеро возразил  мне!
 - Я, может, и плакса... Но его я оплакивать точно не стану! - и он пнул жирный бок  бородатого тирана кукольного цирка.

Занавес.

 - Ты бесчувственный и сухой, как тот кусок дерева, из которого тебя создал папа  Карло! - сказала она, вставая с игрушечной постельки и надевая платье.
 А как хорошо все начиналось...

Занавес.



Сергей Прикоп

Отредактировано: 28.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться