Супруга для принца, или Закон един для всех

ч4

Эйна

Месяц пролетел незаметно, весь в хлопотах с перерывами на минуты уединения со своим принцем.

Особняк закипел новой жизнью. Количество прислуги увеличилось, дом обрел чистоту. Ролла привела в порядок приусадебный участок. Со здания было снято оплетающее его растение. Стены выкрашены, люстра вымыта, мебель лишена чехлов и приведена в порядок.

Королева Мирабель, посетившая нас с супругом в разгар ремонта, была очень довольна. Она искренне нахваливала меня как хозяйку и уверила в том, что я вполне оправдала ее ожидания.

- Ты хорошая девушка, Эйна. Я верила, что если Алис не совершит решительных действий по укреплению брака, то это сделаешь ты. Я очень за вас рада.

А совсем недавно в гости приезжали отец и сестры с мужьями. У отца сорвалась счастливая слеза, да и, что там говорить, у меня тоже.

Алистар первый раз ездил на совет. Его появление удивило многих, даже самого короля.

- Неужели ты приехал? - спросил его величество Антониэл Второй.

- Помнишь, я обещал, что буду рядом?

- Конечно. Ты мне при этом еще пинков давал параллельно на тренировке.

- Я пришел. Прости, я был несправедлив, брат. Оставил все эту тяжесть на твоих плечах.

- Но как ты при этом правильно заметил, у меня действительно была и есть поддержка от любимой супруги, - усмехнулся молодой король.

- Теперь можешь рассчитывать и на мою помощь. Спасибо за приказ жениться, - хохотнул старший брат.

- Мирабель была права, супруга вернула тебя к жизни.

А в начале следующего месяца была готова наша первая ажурная маска. Просветы отверстий узора были столь малы, что ничего сквозь них не просматривалось. Часть невесомой маски крепилась за ухом, другая загибом на переносице. Выглядел теперь супруг, как загадочный герой одного из романов, где тайный возлюбленный ночью посещал оберегаемую сварливым отцом свою любимую.

Лично меня маска восхитила. И не только меня. Мы сразу опробовали ее на ближайшем балу. Как я и говорила, теперь во взглядах людей не было ужаса и презрения, сменившегося на интерес и любопытство.

Жизнь бурлила, мы были счастливы.

 

Эйна

- Ганс, следи за ней, - дал указание принц своему товарищу и слуге.

- Непременно.

- Возвращайся скорей, я буду ждать, - поцеловала я супруга перед тем, как он сел на коня.

- Само собой, - ответил он скорее на последнее мое замечание.

- Завтра мы едем на пикник.

- Я помню, - махнул он рукой, срываясь с места на второй государственный совет.

Мы зашли с Гансом в дом только после того, как всадник скрылся за горизонтом. Алистар на этот раз специально не стал брать экипаж, намереваясь вернуться к полуночи.

Я, счастливая, в предвкушении, поднялась в нашу общую комнату и достала из дальнего угла комода недошитый легкий пеньюар вызывающего вида.

- Осталась пара оборочек. Вот здесь и здесь, - рассуждала я вслух, закрепляя кружево булавочками.

Такую интимную вещь было бы неловко заказывать портному или простой швее. А я, как любая порядочная леди, вполне могла управиться с иглой.

Провозилась так, наверное, полчаса, пока не услышала панику, поднявшуюся в доме. Служанки спешно бежали вниз с воплем «Пожар!». Моего носа достиг запах гари, идущий из окна в торце здания. Я подошла к нему и увидела пылающую конюшню, Ганса, конюха и еще несколько пар слуг, передающих друг другу от колодца воду в чем попало.

- Ганс, лошади! Выведите лошадей из северной части, - крикнула я в окно.

- Ролла уже пошла туда, леди. Зайдите в свою комнату и никуда не выходите!

- Но я могу помочь! - выкрикнула я в ответ.

- Не стоит. Вся прислуга уже здесь. Мы быстро справимся.

Я попятилась назад от окна и была резко схвачена. К лицу поднесли что-то вонючее, режущее глаза и дурманящее разум. Мое тело обмякло и опустилось к ногам обидчика. Я не успела увидеть ничего, погружаясь в беспамятство.

- Очнулась, дорогая? Хорошо.

Голова гудела, ничего не видно, холодно и сыро, воздух разит гнилью. Я что, в подвале?

Мои глаза развязали, сообразив, что я уже пришла в себя. Находилась я в мрачном земляном помещении, похожем больше на нору, нежели на камеру подземелья или погреб. Я лежала на металлической кровати с пружинистым дном, поверх которого расстелен перьевой самодельный матрац. Пошевелив руками, открыла для себя пренеприятнейший факт: я привязана. Вот теперь мне страшно. Где я?!

Напротив меня на стуле за хлипким столом, подсвеченным свечами, сидел маркиз Де'Садор с совершенно демоническим выражением лица.

- Доброй ночи, Эйна. Вот мы и одни.

- Вы сумасшедший! Отпустите меня немедленно! - велела я.

Что бы ни случилось, моих слез он не дождется. Я буду, буду сильной.



Железнова Алла Александровна

Отредактировано: 18.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться