Супруга водяного царя

Размер шрифта: - +

Подарки от водяного

На прием в честь послов из Этара нельзя было не явиться. По дороге в тронный зал Лилофея нашла еще одну необычную вещь на перилах лестницы – перламутровую шкатулку, полную крупных жемчужин. Они переливались бледным мертвенным блеском, а Сенешаль все твердил об утопленницах, которых они ему напоминают.

- Ты в жизни видел хоть одну? – прямо спросила Лилофея, что заставило его ненадолго прикрыть клюв. Хорошо иметь друга-павлина, но иногда он утомляет. Особенно, когда хочет лишить ее красивых побрякушек. Крупные отполированные жемчужины в шкатулке были куда красивее, чем одна, подаренная капером в раковине. Кто-то будто приревновал ее к тому подарку и решил преподнести что-то получше. Но кто? Возле лестницы никого не было. Бесполезно было озираться по сторонам, выискивая дарителя. И так случалось каждый раз, когда она находила дары неизвестно от кого. А последнее время они стали попадаться ей повсюду. В саду, под пальмами в парке, на лужайках, в роще магнолий, чаще всего у фонтанов и источников, но случалось и такое, что кораллы и перлы кто-то проносил прямо к ней в спальню. Стоило проснуться с утра, а украшения из раковин и каких-то диковинных морских камней, лежат уже на туалетном столике или прямо на подушке. Чудеса, да и только. Лилофея находила драгоценности в форме морских звезд, коньков, медуз и разнообразных рыбок. А как-то раз она заметила, что в галерее кто-то вымостил под ее ногами целую дорожку из сверкающих каменьев. Они переливались под ногами всеми оттенками радуги. Приходилось наклоняться и собирать их по очереди, чтобы не наступить ни на один. Они переливались, будто фейерверк.

Даже Сенешаль сказал, что они редкие и очень дорогие, и их не стоит выкидывать назад в море, откуда их достали. А уж он то всегда был против того, чтобы она оставляла себе драгоценности от неизвестного дарителя.

- Даже не знала, что на глубине моря есть такие вот драгоценные камни, - удивилась Лилофея.

- Чего там только нет, - буркнул павлин, но чего именно уточнять не стал. Он не особо любил разговаривать о подводном мире. Наверное, это потому, что сам он не был водоплавающей птицей, а путь на морское дно, чтобы посмотреть на все местные чудеса своими глазами, ему вообще был заказан. Естественно, он злился. Лилофея тоже дышать под водой не могла, но ей все равно было любопытно узнать все о подводных чудесах. Если нельзя посмотреть на все своими глазами, то можно хотя бы посплетничать. Если б русалки на самом деле существовали, то она бы охотно подружилась с одной из них, чтобы болтать о подводном царстве. Разумеется, если такое есть. Даже предания о том, что русалки могут утянуть на дно, ее не пугали.

Сенешаль был куда осторожнее. Наверное, лишь поэтому он до сих пор не сидел в клетке, а летал вольной птицей. Говорящего павлина многие бы захотели упрятать именно в клетку, поэтому в присутствии посторонних он изображал из себя молчуна.

Входя в тронный зал, где уже проходило торжественное собрание, Лилофея удивилась, что павлин стал прямо, как немой. Даже не пискнул. Зато послушно сел ей на плечо, изображая из себя ручного.

Тем не менее какая-то дама живо заинтересовалась, почему к его лапке не прикреплен золотой поводок-цепочка, какой полагается прирученным птицам: соколам, попугаям и в редких случаях даже павлинам. А случай с личным павлином принцессы разумеется считался редким.

Лилофея поспешно отошла от назойливой дамы. Сенешаль, к счастью, совсем не оказался тяжелым. Пристроившись у нее на плече, он стал напоминать редкостное украшение. Камень в его лбу под цветастым хохолком переливался радужными бликами, пышный хвост приятно щекотал кожу, а когда раскрывался, то напоминал фриже вокруг принцессиного платья.

- Твой новый поклонник? – ее наперсница Морисса живо заинтересовалась павлином. В обязанности девушки входило держаться все время поблизости от принцессы, но часто она отлынивала. Вот и сейчас ей стало скучно на приеме. Зато выщипать роскошное перо из павлиньего хвоста она оказалась не прочь. Сенешаль на нее даже не зашипел. Наверное, симпатичная шатенка в канареечно-желтом платье ему приглянулась. Морисса тут же попыталась пристроить перо в качестве украшения к своему корсажу.

- У тебя целая птица, а мне и этого хватит, - шутливо пояснила она. – Кстати, очень красивый павлин. Из какой страны его привезли?

- Он говорящий! – не преминула похвастаться Лилофея.

- А ты не перепутала его с большим попугаем? – Морисса с сомнением взглянула на молчавшую птицу.

- Ни в коем случае! – Лилофея не хотела выглядеть в глазах подруги лгуньей, поэтому даже потормошила павлина за пышный хвост. - Давай, Сенешаль! Скажи хоть что-нибудь!

Но павлин, как воды в клюв набрал.

- Наверное, он удостаивает беседой лишь королевских особ. На придворную приживалку вроде меня у него уже не хватает вежливости.

Морисса была на удивление откровенной, когда они с принцессой оставались наедине. Но ее хамоватость, как и у Сенешаля, тут же иссякала, едва рядом появлялся кто-то еще.

Ее овдовевший отец бросил дочь при дворе, не назначив за ней никакого приданого. Так что вероятно красотке Мориссе придется всю жизнь проходить во фрейлинах, если только для кого-то ее внешность и родословная не окажутся важнее ее финансового положения. До Лилофеи долетали слухи, что отец Мориссы любит азартные игры, поэтому денег в семье постоянно не хватает.

Морисса не унывала. Тайком она бегала на свидания с флибустьерами. Пока это не кончилось бедой, поэтому Лилофея тоже не опасалась наблюдать за их кораблями с берега, но близко все же не подходила. Мало ли что? Хуже всего если дома узнают, как она развлекается на досуге.

Для Мориссы же не было страшно, даже если ее вдруг похитят и увезут за океан. Все равно терять ей практически нечего.

- Смотри, как он на тебя уставился, - Морисса указала на одного из восточных послов в роскошном тюрбане, который действительно смотрел в их сторону. – Как будто хочет похитить тебя прямо отсюда.



Натали Якобсон

Отредактировано: 07.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться