Супруга водяного царя

Размер шрифта: - +

В обществе павлина

Морисса все-таки выменяла обезьянку. Забавный зверек стоил ей всего лишь поцелуя. Она приучала его сидеть на своем узком плече, где он размещался лишь с трудом и все время обвивал ее шею хвостом, чтобы не упасть.

- Я назову его Изменник, потому что он только и смотрит, как бы перепрыгнуть на чье-то чужое плечо, где больше места, - сообщила она.

- Лучше уж Мошенник, - Лилофея заметила, как ловко обезьянка вытащила перстень с перлом из подаренного ларца.

- Изменник звучит романтичнее, такое ощущение, что я фея, которая заколдовала изменившего возлюбленного в мартышку и теперь таскает его с собой, - пошутила наперсница.

Изменник между тем обиженно фыркнул и выронил перстень, будто обжегся о него. Даже на лапу подул.

- От твоих драгоценностей бросает в холод, - нехотя призналась Морисса. – Я их примерила, пока ты была в отлучке, и представляешь, мне почудилось, что я замерзаю на океанском дне, а кругом снег и злые рыбы-мечи. Жуть! Я тут же их сняла и сразу стало теплее. Тебе в них не холодно?

- Нет! – Лилофея носила жемчужный браслет из множества нитей, а холода не ощущала.

- Тебе бы лучше быть поосторожнее. А то пираты в гавани интересуются, легко ли похитить принцессу, - намекнула Морисса.

- А они не подшучивали над тобой.

- Я могла бы заложить их портовой охране, но они подарили мне Изменника за так.. А он такая прелесть!

- Не за так, а за поцелуй. А это значит, что он достался тебе не совсем бесплатно.

- Поцелуй это не деньги. Дав его, я не обеднею.

Лилофея не стала напоминать Мориссе, что беднеть дальше ей просто некуда, так как за душой у нее ни гроша. Ее отец все проигрывал. Лучше бы она поискала себе достойную партию при дворе, а не путалась у пристани с сомнительными личностями. Сама вот она даже раздобыла подзорную трубу, чтобы наблюдать с морской галереи за контрабандистами, орудующими при свете звезд. Как странно, что в опасной близости от королевского замка, они так до сих пор никому не попались. Лихие ребята! Она даже начала уважать их за смелость и безрассудство.

- Они спешат заработать на своих подруг, - поясняла Морисса. – Не всех девушки любят забесплатно.

- Откуда ты знаешь?

- Они общаются только с теми, кто носит платье яркой желто-красной расцветки, а так одеваются лишь портовые блудницы. Похожи на попугаев ара и у них всегда ярко раскрашено лицо. Если нам удастся раздобыть где-то такие наряды, то мы сможем прогуляться по городу инкогнито, и никто не заподозрит в нас знатных дам.

- Это слишком рискованно, - Лилофея начала подозревать Мориссу. Уж не сговорилась ли та с пиратами, чтобы продать им принцессу. Нищая бесприданница при дворе порой способна на любые интриги, чтобы обеспечить себе сытое будущее. У Мориссы были плачевные перспективы. Едва она состариться, как никто уже не станет держать ее в должности фрейлины или в статусе наперсницы. А родное имение отец разорил. Куда ей деваться? Разве только выйти замуж за пирата или контрабандиста и плавать с ним по морям.

- Но на бал пойти не рискованно, - Морисса поправила свое канареечно-желтое платье с пышными буфами на плечах и расправила перья на лимонного цвета маске. – Я пойду вместе с Изменником. Сегодня он мой кавалер, и пусть все остальные ревнуют.

О том, что ревновать никто не будет, она уже знала. Статная и довольно миловидная Морисса не пользовалась особой популярностью среди изысканных придворных кавалеров, зато легко сходилось с разного рода уголовниками: пиратами, бандитами, контрабандистами, грубоватыми моряками. Все они старались ей услужить. А вот на балу-маскараде, куда она направлялась, ее скорее всего никто даже не заметит. Возможно, такая экзотическая внешность, как у нее, нравиться лишь суровым мужчинам. Смуглая кожа, курчавые темные волосы, припухлые губы и кофейного цвета веки с иссиня-черными ресницами.

- Похожа на мулатку, - оживился павлин, едва наперсница ушла.

- На кого? – удивилась Лилофея.

- Ну, допустим, даже на креолку или квартеронку.

- Что это значит?

- Что в ней есть примесь крови чернокожего народа.

- А есть люди с черной кожей?

- Люди редко. В основном это дикие островные племена, которые стараются поработить. Но я видел своими глазами чернокожих волшебниц и пери.

- Рассказывай сказки! – возмутилась Лилофея. Хотя ей такие россказни даже понравились. Любопытно, что где-то существует создания так не похожие на привычных окружающих ее людей.

- В море есть целые острова с черными пери.

- Кто такие пери?

- Девушки-джинны. Они кружатся по ночам у костров, как столбы огня и заманивают моряков своими чарами на убой. А принято еще считать, что они добрые. Смотря для кого! Одна выщипала у меня перья из хвоста, чтобы сделать себе веер. Представляешь!

- Ты мог бы написать целый роман приключений о своей жизни до того, как попал в мой благополучный дворец под опеку королевской дочери.

- Между прочим я сам пристроился под твою опеку, а не попал. Первые минуту разговора ты хмурилась, размышляя; стоит ли пригласить меня жить в свои покои или сразу прогнать в голубятню к другим павлинам.

- Это не голубятня, а оранжерея, - Лилофея не без труда догадалась, что он имеет в виду стеклянное сооружение в саду.

- Раз павлины белые, значит, голубятня.

- Синего здесь до тебя никто не видел.

- А в других странах, кроме Оквилании, павлины чаще всего бывают синими или синмми с зелеными вкраплениями.

Сенешаль обеспокоенно летал по комнате.

- Так мы идем на бал-маскарад?

- Что-то не хочется, - Лилофея перебирала жемчужные и коралловые украшения в ларце. Было так приятно к ним прикасаться. Казалось, что внутри них журчит вода. Теплый райский ручей. Стоит прикрыть глаза и в голову лезут видения. А чудесной зеркальце показывает все новые живые картинки из жизни удивительного подводного мира, где пускают молнии трезубцы тритонов, а русалки разъезжают на колеснице, запряженной акулами или скатами. Поистине волшебная вещица!



Натали Якобсон

Отредактировано: 07.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться