Суровые будни спящих красавиц

Размер шрифта: - +

Глава 3. Повторенье - мать ученья.

Утро началось с приготовления завтрака и наведения чар на Артмаэля. И если превратить одежду в лохматую шкуру мне удалось с первого раза, то с восстановлением предыдущего образа пришлось повозиться. Может, я просто встала не с той ноги, или перетрудилась во время готовки. Кстати, недожаренный омлет Артмаэль уничтожил с нескрываемым восторгом. Ничего, в следующий раз попробую обойтись совсем без соли. Когда-нибудь ему надоест отвратительная еда, и он уедет из моего дома.

В подъезде мы столкнулись с соседкой. Она с трудом поднималась по лестнице, и я посторонилась, чтобы дать ей пройти. Ничего не поделаешь, если возраст давит на плечи. А еще мешок, как я подозреваю, соли для отражения атаки нечистых сил. Воспитанный Артемуля вежливо с ней поздоровался, и это придало ей такое ускорение, что она орлицей взлетела на третий этаж. Немного странно, конечно. Если учесть во внимание ее проживание на первом. Я здраво рассудила, что это мог быть приступ меланхолии, и старушка таким образом развлекается. Или она с утра успела где-то приложиться головой и просто забыла номер своей квартиры. Но я не посмела ее останавливать. Как поется в песне: «Молодым везде у нас дорога, старикам везде у нас почет». В силу воспитания я с уважением отнеслась к причудам бабуси и уступила дорогу ее юношескому задору.

Закономерно, что на работу мы безнадежно опоздали. Вот, если бы у меня был реверсивный половичок, который умеет временно удерживать чары, для быстрого превращения Артмаэля. Но этот артефакт уничтожила Изольда, когда мы навещали Анжелочку во вселенной Вольдемара. Предшественница Дуси, Анжела умудрилась выскочить замуж за владельца озера живой воды и президента богатейшего измерения среди Содружества. Впрочем, малиновый рай, созданный предприимчивой блондинкой, для Вольдемара оказался местом страданий и скорби. И теперь затянувшийся развод грозил перейти в открытое противостояние с рукоприкладством и некрасивыми сценами на публику. Хваткая Анжелочка требовала половину вселенной в качестве компенсации за потраченные месяцы совместной жизни. А скуповатый Вольдемар отказывался платить, уверяя, что ценный опыт семейной жизни, который она получила, стоит гораздо больше.

В «Диогене» уже вовсю бурлила жизнь. Приготовления к операции по поимке сирин шли полным ходом. Мурзик успел нарядиться в расшитый серебристой вышивкой зеленый кафтан. Наверняка расторопная Дуся опять была в театре, пока мы добирались до работы. Кольчугу, слишком тяжелую для задуманного, забраковал сам Илья Михеевич. Богатырскому коню предстояло нести на себе двойную ношу. Я-то весила немного, зато спортивный Мурзик мог похвастаться усиленной мышечной массой, которой хватило бы на нас обоих. Мы с Дусей уединились в комнате за кабинетом, ласково именуемой шефом «запасной аэродром». Секретарша указала на разложенное на кровати атласное платье нежного персикового цвета, украшенное цветными лентами и розовыми пайетками. Только сейчас я обратила внимание на цвет наряда предполагаемой царевны. В точности как у сбежавшей сирин.

- Да, я выбрала специально, - подтвердила Дуся мои догадки, - чтобы сирин подумала, что ты тоже влюблена. Она проникнется и будет тебе больше доверять, если посчитает, что вы на одной волне.

Я скептически хмыкнула, но надела персиковое одеяние. Дуся помогла застегнуть многочисленные пуговки и зацепить скрытые крючки, а затем водрузила на мою голову высокую корону в форме кокошника. Подол доставал до пола, полностью скрывая ноги, и я осталась в кроссовках. Туфельки от костюма мне явно жали и не подходили для прогулок по лесу.

В кабинете у шефа я павой прошлась перед зрителями и спросила:

- Как вам?

Мурзик долго молчал, видимо, перебирал в голове подходящие эпитеты.

- Ты похожа на персик, - наконец выдал он сомнительный комплимент.

А Селиван покачал седой шевелюрой. Он изображал сегодня сухонького старичка в спортивном костюме с обвисшими коленками.

- Нет, Маня, не годисься ты на должность царевны, - он вздохнул.

- Это почему, - искренне возмутилась я.

- Фактура не та, - домовик охотно пояснил свою мысль, - так сказать, рельефа не хватает. Ежели взять, к примеру, Дусю. Вот где стать королевская.

- А Мурзик меня персиком назвал, - напомнила я.

- И я говорю, - согласно закивал Селиван, - сидела бы ты со своими персиками дома. Или пошла в институт учиться.

- Зачем? – не поняла я.

- С такими данными ты легко получишь высшее образование. Или даже два.

Домовой с умным видом уселся в кресло для гостей.

- Я чего-то никак не пойму намеков, - мне даже стало любопытно, - почему, легко?

- Потому что, никто отвлекать не будет от учебы, - первой догадалась Дуся. Похвала Селивана достигла цели. Помощница шефа раскраснелась и горделиво выпятила силиконовую грудь.

- Я имел в виду, что ничто не будет загораживать конспекты на парте, - уточнил свою мысль Селиван. И его версия мне понравилась еще меньше.

- Тогда, пусть с Мурзиком едет Дуся, - я пожала плечами. Подумаешь, не больно-то и хотелось по лесам скакать.

Столбик термометра неуклонно полз вверх, обещая к обеду температуру, более уместную для адских апартаментов. Я сняла кокошник и протянула его секретарше:

- Вот, можешь примерить.

- На задание идет Мария, - шеф поднял глаза от бумаг на столе. Все это время он сосредоточенно молчал, сверяясь с картой нашего запланированного маршрута.

Чтобы больше не испытывать судьбу, решено было активировать богатырского коня на месте непосредственных поисков. Первым в списке значился городской парк, как самый близкий клочок земли, засаженный деревьями. Я сомневалась, что сирин выберет его в качестве убежища. Каждый вечер место отдыха наполнялось родителями и детьми, которые своими криками могли распугать чудовищ и пострашнее какой-то несчастной влюбленной птицы.



Таиска Кирова

Отредактировано: 23.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться